Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

Накануне интервью мы встретили с Оксаной на парковке ТРЦ OZ МОЛЛ, где команда DFM силами краснодарцев установила рекорд России и собрала государственный флаг из автомобилей. Как и положено настоящему руководителю, Оксана следила за всем и была в пяти точках площадки одновременно — с микрофоном, регламентом, сценарием, партнерами, машинами и камерами. За происходящим действом невозмутимо наблюдал коптер, снимающий праздник с высоты птичьего полета. За коптером Оксана тоже следила. Потому что контроль превыше всего.

Совместный обед в середине рабочей недели стал большой удачей: два часа спокойного общения в «прямом эфире» — настоящая роскошь в нашем общем графике.

Как ты пришла на радио? Это была цель или случайность?

— Так получилось. Начать надо с того, как я вообще попала в рекламу. Это была холодная весна 1995 года, я поступила на исторический факультет КГУ. Я тогда бредила историей, мечтала преподавать в школе, на отлично сдала экзамены, поступила, но случила беда: обокрали наш дом, вынесли все. Приходилось как-то выживать, работы не было никакой. Я пошла работать агентом в страховую компанию. Чтобы заработать себе на пропитание, нужно было зарегистрировать более трех с половиной тысяч полисов в месяц. Это было очень жестко. Я ходила по компаниям, предлагала страховку. Благодаря своей коммуникабельности легко находила общий язык с людьми. Однажды я застраховала компанию «Пронто». Генеральный директор Ченгиз Гаджибекович Селимов, после подписания договора страхования, предложил мне возглавить отдел рекламы и маркетинга. Итак, в 1995-м году я усиленно искала работу. После того, как я попала в рекламу, работа всегда искала меня. Мне начали поступать предложения, я пришла в газету «Из рук в руки», довела ее до высокого уровня в маркетинге и рекламе, у меня были замечательные руководители, с которым мы до сих пор общаемся и переписываемся. Позже я попала на «Новое телевидение Кубани», там было радио, «Маяк Кубани». Творческой составляющей в работе не было, только коммерческая — построение процесса, набор рекламодателей. После «Маяка Кубани» был опыт работы в выставочной компании, оттуда меня пригласили на «Европу плюс», где я и вникла в процесс радиовещания. А все это время за мной пристально наблюдали, и 4 июля, 11 лет тому назад, я пришла на DFM. У нас не было студии, была такая «играющая балалайка», которую хотелось вывести на уровень, в рейтинги и т.д. И вот здесь началось все самое интересное, потому что пришло творчество. Конкуренция среди радиостанций очень высокая, нужно было выделиться, найти интересных персон, ведущих. Радио — удивительное средство массовой информации, оно работает как театр ума. Это единственное СМИ, которое быстро подстраивается под потребности аудитории, там можно делать совершенно чудесные вещи. Можно выстроить любую историю, любой миф, любую миссию. Вспомни начало рекламы в Америке, когда новые товары на рынке были не востребованы, маркетологи привлекли психологов, построили рекламу на юнгианских архетипах, и начался бум продаж. Так вот радио — это один из инструментов, где ты можешь своему клиенту показать реакцию аудитории, а слушателям легко донести преимущества товаров или услуг. Радио делают люди для людей. Я себе на сегодняшний день собрала уникальную команду ведущих, которые зажигают этот город. Мы постоянно придумываем новые проекты, мы единственная радиостанция в Краснодаре, которая имеет собственные шоу-программы. Кто-то пытается сделать клонов, но мы законодатели трендов.

Сложно было собрать команду?

— Сложно. С кадрами всегда сложно. У нас не учат этому. Даже те школы, которые существуют, они все коммерческие, проходит набор за набором, выпуск за выпуском — ни один выпускник не пригоден к работе. Мы иногда набираем ребят «с улицы». Первая наша ведущая — Даниэлла Саркисянц — попала к нам в результате конкурса «Попади на Ди». Кстати, ровно через 5 лет за такой же конкурс радиостанция «ENERGY» получила премию Попова. Но мы не жадные, мы спокойно к этому относимся.

Нужно ли специальное образование, чтобы работать на радио?

— Скорее всего, нужно не образование, а своеобразный психотип. Эмоциональная зажигалка. Ди джей — это неунывающий человек. Вот он рыдает за секунду до эфира, выходит в эфир, смеется — и никто никогда не подумает, что с ним что-то было не так. Слушатель хочет получить от ди джея эмоциональную поддержку, на DFM играет музыка в 136 ударов в минуту, такой темп не дает расслабится и держит твое настроение в тонусе. Это эмоции, драйв, пульс. Классический маркетинг умер, еще Котлер об этом объявил, это была чистая экономика, а люди хотят принимать участие, слушать и быть услышанными. Эмоциональный интеллект сейчас очень популярен. На этом строится работа радиостанции. В Америке даже сотрудников подбирают по шкалам эмоционального интеллекта. Я закончила КГУ по специальности «аудит и консалтинг персонала», так что работа с персоналом — это мое. Там очень много методик. Я написала книгу по подбору персонала, по компетенциям продавцов на радиостанциях, ее издали в Москве. Не доходят руки написать про ведущих.

Это же уникальная специальная литература.

— Нет у нас теоретического материала. Есть школа при ВГТРК, по-моему, и при Институте телерадиовещания, где готовят дикторов и ведущих. Но ведущий и ди джей — это разные люди. Ди-джей на музыкальной радиостанции — это уникальный человек. Эта профессия, которая вмещает в себя и юмориста, и интеллектуала, потому что темы берутся разнообразные, и психолога, потому что он должен почувствовать слушателя и дать ему то, чего он хочет. Формат на радио согласован с динамикой голосов ди-джеев. При этом, ди-джей — это «технический» человек. У технарей часто все сложно с творчеством, а здесь нужно все соединить. У меня сотрудники высоко технологичны, они сами себя выпускают в эфир, сами пишут новости, и весь творческий процесс у нас имеет определенную технологию. Мы собираемся студией и придумываем проекты методом мозгового штурма. Еще есть такой прием — саммит позитивных перемен: что-то наподобие мозгового штурма, только эта технология помогает изменить взгляд внутри компании на происходящее. Вот сейчас все говорят о кризисе. Давайте вспомним профессора Преображенского: «Разруха не в клозетах, а в головах». Приведем свою разруху в порядок и будем работать.

Я уже хочу работать на DFM с таким подходом. Расскажи, как к вам попасть.

— Мне постоянно приходят письма, мы много слушаем кандидатов, много отсеиваем. Иногда у человека чудесный голос, все хорошо с дикцией, но нет искры, «изюминки», драйва. Вообще, у нас небольшая ротация в коллективе. Но бывают увольнения. Увольняю без сожалений за звездную болезнь — это не лечится.

Это сразу легче ампутировать, чем лечить.

— Приходится ампутировать. Они думают, что после их ухода эфир все потеряет, но нет.

А любимчики у тебя есть?

У слушателей, в первую очередь. Когда наши ребята уходят в отпуск, в соц.сетях, звонках видно и слышно, насколько аудитория по ним скучает. А когда они выходят из отпуска — наши стены в соц.сетях просто взрываются. Женя Зайцева — это то рыжее счастье, которое просто обожают все радиослушатели Краснодара. Когда выходит в эфир Женя — я уверена, что все будет отлично, она зарядит позитивом на 100%. Дана Саркисьянц — это заряд позитива в утреннем эфире. Страстная, эмоциональная она дает слушателю положительные эмоции на весь день. Иван Николаевич — это два метра юмора, нежный брутал с бархатным голосом, от которого у слушательниц кружится голова.

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

Радио — сложный механизм, есть много людей, которые остаются «за эфиром».

— Очень сложно искать узкоспециализированные кадры. В начале года у меня ушла Ксюша Лукович — технический директор, мы проработали с ней 11 лет. Я очень жалею, что она ушла в другую сферу, мне ее очень не хватает. Радио работает без перерыва, и от тебя ждут намного больше, чем ты можешь. Я нашла профессионала в своей отрасли — Георгия Поташкина, у него золотые руки и уши, он отстроил звук, и сегодня у нас действительно лучший звук в городе. Радио — это не только эмоции, не только голоса, это качество вещания. Процесс поиска кадров долгий, но когда ты долго находишься в профессии, знаешь всех профессионалов и выбираешь целенаправленно.

Перекупаешь у конкурентов?

— Никогда специалистов не перекупала. У нас удивительная ситуация: люди сами приходят. На бренд, на личность, на коллектив профессионалов. У нас очень комфортно работать и люди работают долго — 5,8,11 лет. Коллектив маленький, и новички, которые приходят и пытаются изменить систему под себя, у нас не приживаются.

Новички приходят сразу со своим уставом. У нас так часто бывает, люди очень высокого мнения о себе.

— Это все от недостатка образования и от отсутствия объективных оценок собственного профессионального уровня. Возьмем тот же факультет журналистики, он же не дает достойных кадров, за редким исключением. Студентов не учат ярко мыслить, ни в одном интервью — ни на телевидении, ни на радио — они не смогут давать тот объем и глубину, которые будут слушать или читать. А ошибки в текстах — их безумное количество. Все пишут сложносочиненными, сложноподчиненными предложениями, все возомнили себя великими литераторами. При этом читают катастрофически мало.

Хуже всего, мне кажется, неумение анализировать информацию. Кругом копирайт и копипаст.

— Да, это проблема. Когда мы с тобой выйдем на пенсию? Никогда. Но есть определенное спасение в том, что в наш замечательный город переезжает много людей из других регионов: из Сибири едут, Москва начинает переезжать, люди ищут работу. И у них есть определенные амбиции — показать себя, закрепиться на новом месте — и никого нет за спиной. А образование у них выше по факту.

При равных данных возьмешь на работу местного или приезжего?

— Приезжего, однозначно. Потому что качество образования в той же Сибири лучше. Я как тренер-консалтер в медиабизнесе, очень много ездила по России, и когда я приезжаю в Новосибирск, в Томск, в Ижевск — я вижу совершенно другой уровень знаний. Люди намного образованнее, чем у нас, и понтов у них нет. Они могут себя критически оценивать. Если журналист не может рецензировать сам себя — он не журналист, ему надо уходить из профессии. Когда человек — руководитель или подчиненный – может критически посмотреть на свою работу — значит, у него еще все хорошо. Сколько Краснодар дал ярких журналистов, ну вспомни? Маргарита Симоньян? Она пахарь, у нее структурное мышление, она понимает цель и ценности и может донести эту информацию до аудитории, и плюс — у нее отличные организаторские способности.

К вопросу об организаторских способностях. Для большинства людей радио — это романтика: ночные эфиры, студия, музыка. На самом деле, это жесткий бизнес. Как им управлять?

— Очень просто: все контролировать по всем статьям. Основная обязанность руководителя — это видение и стратегия. Если ты не видишь и не развиваешь свой продукт — получаешь хаос и не управляешь радиостанцией. Ты можешь «вещать бренд», это будет радио «говорящая голова», ничего интересного не выйдет: ни лояльности, ни клиентов.

Как работаешь с возражениями вроде «я не слушаю DFM»?

— Это классика рекламы, которой уже 20 лет. У нас покупают билборды по пути следования руководителя, и он считает, что все отлично. С этим бороться не надо. Нужно показать ценности формата и аудитории на конкретных примерах. Бороться — ради чего? Борьба — это конфликт. В рекламе, когда идут переговоры с клиентом, невозможно из конфликта выйти в конструктивное пространство. Нужно смотреть на потребности клиента и предлагать то, что ему принесет выгоду. Мы все люди. Очень многое зависит от мастерства менеджера: как он услышит потребности клиента и что сможет ему предложить. Это уже работа отдела продаж. Клиент, когда заходит на радиостанцию, хочет получить эффект, а радио имеет моментальную отдачу. Вышел рекламный блок — пошли звонки. Есть разные виды радиорекламы. Самая рабочая лошадка — информационный радиоролик, он преследует максимально простую цель: информировать и продать. И чем лояльнее слушатель относится к радиостанции, тем больше доверия к рекламе. Еще один момент: как подается эта информация? У нас каждый второй клиент — креатор и копирайтер. И когда ты ему объясняешь, что текст не продающий и не сработает, в ответ слышишь: «Я так хочу». Потом, конечно, нет звонков. Пишешь правильные тексты — звонки есть. Все очень просто, все имеет свою технологию.

Ты общаешься с конкурентами, у вас есть профессиональное сообщество?

— Конечно, мы встречаемся и общаемся с удовольствием, за исключением, быть может, отдельно взятых личностей. Общение необходимо. Иногда есть клиенты-манипуляторы, которые идут на подлог. Мы созваниваемся, узнаем платежеспособность, добросовестность клиента. Мы не конкуренты, мы партнеры.

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

Кризис чувствуется?

— Кризис начался в феврале 2014 г. Как только прошла Олимпиада, рекламный рынок схлопнулся. У нас было огромное количество компаний, которые жили за счет олимпийского бюджета. Дешевая рабочая сила, деньги — было что осваивать. Знаешь, эта паника, которая сейчас везде… На моей памяти были худшие времена. Нужно успокоить мозг. Люди никуда не делись, их потребности тоже. И чем качественнее ты будешь работать, тем лучше будет у тебя идти бизнес.

Пиар сейчас работает лучше, чем реклама.

— Смотря какой пиар. Мы в профессии не первый год. У нас разве бывает бесплатный пиар? Даже административный пиар проплачивается государством.

Я не о деньгах, я о подаче.

— Согласна, и мы это давно применяем. У нас есть программа «Гости дорогие», в прямой эфир приходят владельцы бизнеса, топ-менеджеры, маркетологи. Они сразу чувствуют связь с аудиторией, особенно, когда есть, что рассказать. У нас информационное поле огромное, и в нем очень много разных мифов о продуктах, эти мифы специально отстраивают маркетологи. Вот, например, у нас началась безумная мода — пить много воды. Но если ты внимательно послушаешь медиков и профессионалов, они тебе скажут, что не надо так увлекаться. Минеральную воду вообще пьют по режиму под наблюдением врача. Боржоми, вода, которая очищает, — это просто вода, которая искусственно насыщена солями и минералами, все мешается в одной бочке. Но человеку сегодня лень разбираться. Есть же выражение «пипл хавает». Поэтому когда в прямом эфире специалисты начинают рассказывать подробно о товарах или услугах, слушатель с благодарностью это принимает, такую информацию найти очень сложно. А здесь мы даем готовый продукт с общением и обратной связью, это один из видов пиара, который реально работает. Он повышает лояльность к продукту или бренду. Это очень классно.

Ты генеральный директор. У тебя возникают конфликты с собственниками?

— Конфликтов нет. 100% понимание.

А с подчиненными? Если люди не понимают, чего ты хочешь. Как объясняешь, мотивируешь?

— Разговоры и еще раз разговоры. Если я вижу, что человек не хочет понимать стратегию развития компании и в силу своих собственных амбиций не готов поддерживать курс радиостанции, мы просто будем расставаться с ним. У нас по закону договорные обязательства, а не брачный контракт.

Легко увольняешь?

— Не легко. Для меня это всегда большой труд. Уволить человека — это ответственность. Я разговариваю долго с сотрудником. Пытаюсь выяснить, каких компетенций ему не хватает и что нужно прокачать. Но если я вижу, что человек в глаза говорит одно, а делает все по-другому, я буду прощаться с ним однозначно. В последние несколько лет я стала более жесткой. Бизнес, он не терпит слез и сомнений. У тебя есть ответственность и команда, если один человек из команды не хочет делать то, что он обязан делать по должности — пусть уходит. Рынок большой, он их примет.

А есть компании или проекты в твоей сфере, которые тебе нравятся?

Меня радует то, что делает Оля Киппель на «Первом радио», она большой молодец. Качественный ребрендинг, формат.

Там была сильная команда.

— И государственные деньги. За такие деньги можно сделать что угодно.

К «Казаку» как относишься, это нестандартный проект.

— Я скажу, что это уникальный формат и чтобы он не умер, нужно отправляться в фольклорные экспедиции. Казачьих диаспор очень много и по стране и за границей. Канада, Америка, Австралия. Это все требует больших финансовых и людских ресурсов, чтобы сохранить этот формат как национальное достояние.

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

То есть, ты интересуешься деятельностью коллег по цеху?

— Безусловно, это рынок, это тенденции. Но вообще, у меня есть собственное дитя, которое я обожаю, даже если прихожу с работы без сил. Я после флэшмоба в OZ МОЛЛ валилась с ног просто, еще больше устала эмоционально. Все слушатели и партнеры нас поддерживали, но были и комментарии по поводу нашего псведопатриотизма. Я считаю, если ты живешь в России, ты должен уважать свою страну. У нас люди в большинстве даже не понимают структуру власти. Знают только Президента. Он у нас исполнитель-контролер. Пока он не появится — ничего не изменится. У нас в ментальности народа заложено: должен быть царь.

Это как раз к вопросу об управлении. Ты одобряешь метод кнута и пряника?

— Все должно быть в меру. И порицание, и поощрение. Сотрудник, посмотри какое слово, оно означает совместный труд, то есть командную работу. Если не выполняется задача, его по голове не нужно гладить, он должен понимать, что от его работы зависит вся компания.

Почему чаще всего сотрудник воспринимает твое хорошее отношение к нему как повод расслабиться?

— Это проблема маленьких компаний. Ты в любом случае выстраиваешь корпоративную культуру как семейную. Ты ничего с этим не можешь сделать.

Семейная культура — это неплохо, если у сотрудников есть совесть.

— Да. Но здесь нужно понимать уровни контроля и полномочий. И самое главное, ты должна знать, когда тебе расстаться с этим человеком. А в семейной культуре это очень сложно сделать, мы заложники. Но бывают случаи, когда увольнять обязательно надо. И увольнять по статье. Иначе ты будешь недееспособным руководителем. Для меня честь радиостанции превыше всего. Я принципиальный человек. А еще я увольняю за нарушение порядка. За прогулы и опоздания.

Люди не осознают, что незаменимых нет?

— У них нет ответственности. Они не любят свою работу и не хотят ее любить. У нас в последнее время везде говорят о «социальной несправедливости». А ты сделай хоть что-нибудь для компании, чтобы доказать свою значимость, тогда все будет справедливо. У нас почти во всех компаниях КПД сотрудников чудовищно низкий.

Зато директор всегда всем должен. А если он, не дай бог, захочет ввести KPI для оценки эффективности…

— KPI для большинства наших компаний — дикость и от лукавого. Мне недавно менеджер сказал, что отказывается работать, если ему ставят план. Пожалуйста. Никто никого не держит. Если человек отвечает адекватно на три простых вопроса: «Кто я?», «Где я?» и «Зачем мне это надо?» — это адекватный сотрудник. Таких нужно оставлять в компании, с остальными — прощаться. Иначе твоя лояльность выйдет тебе боком. Можно быть объективным руководителем к лояльным сотрудникам. Но нельзя, чтобы садились на шею. Руководителей тоже нельзя рассматривать как вселенских матерей, это не наш функционал.

При таком раскладе с точки зрения обывателя наш с тобой разговор — это школа злословия. Сидят две стервы и обсуждают, как надо увольнять людей.

— Ты знаешь, я сталкиваюсь с тем, что люди, которых я увольняла, снова появляются в моей жизни. И они говорят: «Тогда мы не понимали, почему, сейчас понимаем». Жить в аду невозможно. Ты же не можешь изменить ему сознание. Да и не надо, ты не его личный писихоаналитик. Если ты видишь в человеке ресурс, ты, как вменяемый руководитель, будешь смотреть, поддерживать его творческое начало, не позволять ему эмоционально выгорать. Я училась на факультете управления и психологии и безумно благодарна своим преподавателям, потому что они в нас вложили очень многое. Они учили структуре и логике процессов. Все, что мы делаем, — это процесс. Мы сами — процесс, в нас все очень гармонично функционирует. И если ты относишься к людям, и к работе, как к процессу, тебе нужно просто грамотно его выстроить. Пойми, что руководитель, имея огромную ответственность, не можешь войти в положение каждого. Потому что в его положение никто не войдет. Для каких-то людей ты всегда будешь плохим. Но у нас есть главное — предприятие, которым мы управляем и тот продукт, который мы создаем.

Все равно будут несправедливо обиженные неимоверно талантливые товарищи. Вот скажи, кубаноидство — есть такое явление?

— Жуткое.

У меня обычно два ответа на этот вопрос: «Кубаноиды? Ни, не слышал. Шо це такэ?» и длинный монолог на тему «Кто такой кубаноид и как с ним бороться».

— Вообще-то, я барышня с Кубани. Хотя ни у меня, ни у моих ведущих нет кубанского акцента. Я считаю, что чистая речь — это уважение к носителям языка. Мы должны гордиться тем, что говорим по-русски, наш язык, безусловно, красив. Если говорить о кубаноидстве как черте характера, то это определенная хитрость, в первую очередь. Слышишь слово «завтра» — значит, никогда. Жадность и прижимистость. «Жадность сердца», как я это называю. Это такие жестокосердные люди, которые способны на предательство, на обман, на выгоду ради себя.

Лень?

— Лень присуща всем людям.

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

Но на Кубани особенно силен страх переработать.

— Это свойственно всему югу. Ты судишь по нам, мы трудоголики.

Все, кто чего-то достиг, пашут, согласись. И их очень мало по отношению к общему числу людей. Это даже не принцип Парето уже.

— Да, это очень маленький процент. У нас есть уникальные талантливые люди с высокой работоспособностью. Но очень редко творческие люди умеют управлять деньгами. Ему бы дать хорошего менеджера, который бы скоммуницировал его персону и привлек деньги в проект. Мне безумно жалко фестиваль джаза, который Олег Мохов сделал в Краснодаре, он привозил в город таких крутых музыкантов. Эмоции на джазовом концерте потрясающие, музыка впитывается через кровь, ты ее слушаешь сердцем, в унисон с ее волнами. музыка исцеляет, тем более, джаз. И мне обидно, что у нас в Краснодаре нет менеджера, который бы помог Олегу развивать этот проект.

У творческих людей много хаоса.

— Есть множество психотипов, описанных в психологии, в том числе, хаотик. Эти люди созданы генерировать творческую энергию.

Это был бы идеальный мир, в котором к каждому творцу приставлен хороший управленец.

— Пожалуй. Но мы же занимаемся не только зарабатыванием денег, есть другие миссии. Я еще не видела ни одного человека, который был бы счастлив только от денег. Скупердяи, которые чахнут над своими богатствами, они не заберут их с собой. Они не обогащают мир, не делают его лучше. Нужны люди, способные привлекать инвестиции в творческие проекты. Но наше общество не готово. И краснодарское в том числе, это к вопросу о кубаноидстве, ты сама это прекрасно знаешь.

Деньги и творчество вообще плохо совмещаются. Я не выступаю в Краснодаре, занимаюсь бизнесом. С точки зрения читающей публики — «грязно» зарабатываю деньги на рекламе.

— А что нужно сделать? Выйти замуж за золотой мешок, сидеть в золотой клетке и писать стихи? Только они не будут писаться. Степень таланта поэта не определяется тем, сколько он зарабатывает. Только в нашей стране нужно умереть в нищете, чтобы после смерти стать гениальным.

С деньгами вообще все сложно. Многие клиенты, например, предпочитают всеми способами получить продукт бесплатно или с огромной скидкой.

— Здесь недоработка в разъяснении ценности. Когда ты разъясняешь ценность, нет вопросов, почему это столько стоит.

А что делать с клиентами, которые сами себе специалисты и «лучше знают, как надо»?

— Ради бога, пусть делают. Они вернутся. Интересы твоего бизнеса должны быть превыше всего.

Как ты совмещаешь бизнес и личную жизнь?

— У меня это не очень хорошо получается, потому что времени не хватает. После развода со своим супругом я стала по-другому относиться к эмоциям и к стереотипам. Женщина-руководитель — это, по общему мнению, стерва и сильная баба. Я готова подчиниться, быть слабой.

Для этого мужчина должен быть сильнее.

— Не в этом дело. Подчиниться — значит, быть «под чином», за надежной спиной, уважать мужчину.

А если спины нет?

— Уходи от этого мужчины.

Получается классическая ситуация: чем сильнее женщина, тем сложнее ей найти равного партнера.

— Проблема в том, что люди не хотят друг друга понимать. Я понимала своего супруга 7 лет, потом собрала вещи и ушла в никуда.

Ты интуитивно чувствовала, что так правильно?

— Да. Я плакала, я рыдала, мне не давали развод. Но если вы как партнеры, как уважающие и любящие друг друга люди не делаете что-то совместно — детей, бизнес, отдых — вам нет смысла быть рядом друг с другом. От этого разочарования, измены, это самообман. Последнее, что можно сделать со своей жизнью, — это обманывать себя.

У женщины в бизнесе такой темп жизни и такая планка, что не каждому человеку будет комфортно.

— Любая женщина — это волшебница. Она может решить любую ситуацию. Если ты неправильно распределяешь нагрузку — это твои недочеты. Если твоя жизнь — один большой форсмажор, остановись, подумай и измени ее.

Тебе комфортно жить в Краснодаре?

— Я обожаю этот город. Я много летала по России и путешествовала по миру. Краснодар дает мне ощущение полной жизни. И в природе, и в инфраструктуре. Мы можем ругать власти как угодно, но мы сами всегда создаем свое пространство. Я обожаю ходить с работы пешком, я обожаю эти парки, я просто могу выйти на Кубань и смотреть, как река несет свои воды вдоль новой набережной, и огни отражаются в реке. В моем детстве в Краснодаре было больше фруктовых деревьев, можно было идти пешком, смотреть, как ветер срывает лепестки, вдыхать дурманящий запах цветущих деревьев. Это просто возрождало к жизни. Еще осенью есть такое чудесное явление — жгут костры из опавших листьев. Не холодно, воздух звенит, дым горчит — это же настоящее вдохновение.

Ты умеешь все это видеть.

— А как иначе? Если ты хочешь быть психически и эмоционально здоровым — научись. Есть огромное количество вещей в жизни, от которых ты можешь получить кайф. Это управление своими эмоциями. Малыш выпустил шарик, и он полетел в небо. Оторви голову от асфальта, посмотри, как это красиво.

«Счастье растворено во времени и оседает в простых вещах…»

— Да. Просто все пытаются что-то найти, подменяя понятие счастья на деньги, на отношения. А на самом деле, ты и есть это счастье, ты его продуцируешь, тебе просто хорошо.

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

А что делать, когда тебе плохо?

— Поплакать по-бабьи.

Серьезно, если объективно тяжело по всем фронтам?

— У женщин есть гениальный инструмент: слезы. Рыдай, сколько хочется — хоть подружек позови, хоть в подушку. Слезы дают тебе облегчение от той горечи, которая внутри. Мы все гормональнозависимые существа. Слезы — это нормально. «Я гордая женщина, я не плачу», — да я ненавижу эти женские журналы. Чему учат наших женщин? Женщина должна быть ранимой, слабой, это ее природная обязанность. У нее болевой порог выше, потому что она рожает детей. В ней заложено много ресурсов, но все должно друг друга дополнять. Всем барышням, которым сложно, рекомендую: читайте сказку «Волшебник изумрудного города». Отличная психологическая сказка.

Проще говоря, если тебе сложно — найди себе двух мужиков: одного страшилу, другого с топором, заведи большую кошку и иди к доброму дяде за чудесами.

— Шутки шутками, но, между прочим, в сказках очень много глубоких вещей. Я обожаю читать. К сожалению, сейчас я могу найти время для книг только в отпуске, потому что прохожу с работы, и продолжаю что-то делать, смотрю аналитику, пишу проекты и т.д. Я люблю историческую литературу, люблю русскую классику, потому что это позволяет почистить речь. Поэзия тренирует память. Люблю посмотреть хорошее кино, послушать музыку. Причем, в музыке я, наверное, всеядна. Обожаю слушать классическую музыку, оперу. Музыка учит мечтать, восстанавливаться, она совершает большие чудеса. Это снова к вопросу о том, почему я работаю на радио.

У тебя есть мечты, которые хочется реализовать в ближайшее время?

— Конечно. И я уже сейчас занимаюсь этим вопросом. Расскажу по секрету потом.

Есть вещи, которых ты боишься?

— Страх — это то существо, которое сковывает и парализует тебя. Если ты принял решение — как бы ни было страшно — иди до конца. Ты понимаешь, как там будет. Есть люди, которые опираются на других, которые перекладывают ответственность, паразитируют на более сильных. Такие пластмассовые куклы. Если все станут такими, что будет с нацией? Я этого боюсь.

Мы живем в очень непростое время. Как объяснить ребенку, что происходит, чтобы он вырос достойным человеком?

— Есть очень хорошая поговорка: знал бы где упадешь — соломы бы постелил. Есть такое понятие как совесть. Оно закладывается родителями. Ребенку нужно дать безусловную любовь, ее не заменят ни вещи, ни игрушки. Если маленьких детей недолюбливать, пинать, что из них выйдет? Представь, маленький ребенок стоит на асфальте, а рядом его разъяренный родитель. Посмотри на него глазами ребенка: огромный человек что-то очень громко кричит. Какая первая реакция у ребенка? Страх. А потом разбитые жизни, люди проживают не свои судьбы, а судьбы родителей. Надо смотреть в глаза своему ребенку, они понимают во многих вещах больше, чем мы. Задача родителей — показать детям возможности. Каждый ребенок талантлив, он умеет рисовать, танцевать, петь, и он не должен подстраиваться под желания родителей. Я вот хотела стать балериной, но меня выгнали за поведение. Однако, я все равно имею отношение к музыке и танцам. Любой человек на любом этапе пути может изменить все, если захочет.

У тебя есть среда, в которой тебе комфортно?

— Да. При этом, я общаюсь с людьми на разном уровне, мне повезло с моей профессией. Для меня социальный статус не так важен — это всего лишь внешняя оболочка. Я открыта для всех, с кем мне интересно, люди ко мне тянутся. Иногда я не могу уделить время, но даже встречаясь редко, мы остаемся на одной волне. Человек должен понимать и слышать, а просто кивать головой — бессмысленно. Я обычно считываю человека в первые 4 секунды, и это мое право выбора — с кем общаться.

Парадоксально, но иногда проще и приятнее пообщаться с собственником бизнеса или генеральным директором, чем с рядовым сотрудником.

— А на высокомерие некоторых рядовых сотрудников не стоит обращать внимания. Тебя не должно трогать, что они думают.

Я о том, что люди, которые чего-то достигли, они куда более вменяемы.

— Мы остаемся еще такими, я надеюсь. Есть люди из приличных семей, которые становятся не очень порядочными. Есть люди, которые из низших социальных слоев поднимаются высоко и живут достойно. И кстати, реклама — один из немногих социальных лифтов, который позволяет талантливому человеку сделать социальный взлет. С какими бы я людьми не встречалась — мне интересно наблюдать. Самое лучшее в нашей профессии — наблюдение. Это опыт, его купить невозможно. Без опыта ты никто. Без ощущения людей, их мыслей, потребностей ты ничего не сделаешь. Весь маркетинг там находится. Хочешь стать гениальным маркетологом — снимай каблуки от лабутена — и в пахоту. Чем ближе ты будешь к людям, тем успешнее будет твоя карьера.

Давай честно, ты сама слушаешь DFM?

— Да, всегда. DFM я обожаю за постоянную новизну. Каждые 2 недели у нас 5-6 композиций новых. У нас разная музыка. Днем она держит в тонусе, в ритме — это же отлично. Вечером музыка немножко другая, есть крутые клубные шоу, есть lounge, который очень нравится слушателям. Мы с ди-джеем Остапом в свое время сделали программу «Диван шоу», он шла больше года. Москва ее позаимствовала и сделала свою — «Спокойной ночи, голыши». Знаешь, есть люди, которые слушают одну и ту же песню раз триста. Я так не могу. Зачем зацикливаться и сужать рамки своего пространства? DFM мне дарит безумное количество эмоций. Я слушаю Дану с Ваней, их конфликты в эфире, эти испанские страсти, в которые вовлечены все слушатели. Во время таких эфиров с обратной связью, эмоциями, понимаешь, что делать дальше. Я так люблю это ощущение, когда на волне позитива открывается «поток», и приходит куча идеи, сценариев, текстов. Я вообще люблю разную музыку: Стинга, U2, MUSE. И даже они у нас есть в ротации.

Ты думала о том, чтобы сделать свое радио, с нуля?

— Как и у любого нормального радийщика, были у меня такие идеи.

ОК FM — радио Оксана?

— Нет, называние будет другое, у меня есть 6 рабочих названий. И какие бы кризисы не произошли — я все равно буду заниматься любимым делом.

То есть, ниша в Краснодаре есть?

— Ниша есть везде и всегда. Все зависит от того, как ты понимаешь свою работу, какие цели ставишь. На всю Японию 300 рекламных агентств. А у нас в одном Краснодаре, наверное, больше. Ужас в том, что все продают время, прайм, рейтинги, демпинг. О каком эффекте можно говорить? Кто виноват? Я на все это смотрю с оптимизмом: есть, что менять.

Кризис — это возможности?

— Это прежде всего возможности. Во-первых, это новые кадры. Во-вторых, ты меняешь свое отношение к процессу. Жирные бюджеты закончились, это нужно понимать. Нужно повернуться лицом к бизнесу, который скоро будет расти. Как в природе: рождение, рост, стабилизация и стагнация.

Слабые умрут, остальные отрастят ноги и выйдут на сушу?

— Галицкий начинал бизнес в жесточайший кризис, у них офис был на Леваневского. И какую махину он отстроил. Многие компании открывались в кризисные 90-е, и успешны до сих пор, потому что они знали, к чему стремиться. Должно быть видение результата, к которому ты идешь. Миссия одного из агентств в Японии звучит так: «Компания счастлива и процветает, если мечты сотрудников сбываются». Я спросила у них, как это работает. При приеме на работу они совмещают возможности компании с потребностями сотрудников. Там был один слепой мальчик, программист. У него была мечта: сделать программу для слабовидящих и слабослышащих людей. Его поставили руководителем проекта. Мечта исполнилась, компания получилась прибыль. У второго сотрудника была мечта провести концерт любимой группы в Токио. Его также поставили руководителем проекта. Концерт состоялся, все в плюсе.

Мне кажется, мы не готовы к такой системе. Только дай волю нашим сотрудникам реализовать свои мечты…

— Надо быть более мудрыми василисами, не озвучивать напрямую это людям, а внимательно их слушать. Мы девочки, мы должны быть мудрее и терпимее. Самая главные энергии женщины — прощать, отдавать и принимать. Когда женщина это осознает, у нее получается все, что она хочет. Женщина — это проводник. Смысла идти напролом нет. Отпусти, все придет само. Мы всегда будем детьми, а потеря внутреннего ребенка приносит очень много бед. Нельзя обижать себя, обманывать. Надо быть цельным. Как только ты становишься самодостаточным, все меняется. Качество жизни меняется, другие люди приходят в твою жизнь.

Одним словом, никогда не поздно перезагрузить матрицу.

— Просто сядь, сделай анализ и пойми, что происходит.

Тебе надо сделать свой вечерний эфир с положительными аффирмациями от Оксаны Бахмет.

— Лучше я буду вести ночное эротическое шоу «Радионяня».

Я возвращаюсь в офис и думаю о том, что на радио работают удивительные люди. Они начинают обладать физическими свойствами передатчика и способны транслировать любые волны. Два часа с Оксаной были крутым «прямым эфиром», если вы дочитали до конца, вы меня поймете. Многое осталось за кадром, ибо мы девочки и имеем право на секреты. Вечером я выйду с работы, сяду в машину, открою окна, включу DFM и поеду по набережной — навстречу огням высоток, в золотые искры над темной рекой. И кто знает, какую еще историю расскажет мне волшебница — радионяня.

Фото: Шевкет Каляк, DFM-Краснодар

Оксана Зайнуллина-Бахмет


Генеральный директор радиостанции DFM-Краснодар

На главную