"> ">

Вячеслав Дрига


Я редко пью пиво. Но часто сталкиваюсь со служителями его культа. Пивные вечеринки, знатоки хмеля и солода, виртуозное наливание в бокалы, варка всевозможных морских гадов, разделка рыбки и прочие сопутствующие ритуалы. С сетью пивных магазинов «Бодрисар» я, как и многие краснодарцы, сталкиваюсь каждый день. Потому что магазин находится в шаговой доступности, в соседнем доме. Сын все лето бегал туда за лимонадом (лимонад, кстати, вкусный, рекомендую). А я гадала, почему магазины «Бодрисар» растут, как грибы после дождя, чем все эти сорта пива отличаются друг от друга и почему местное пиво стремительно набирает популярность. «Дегустировать» пивной бизнес я отправилась к директору сети «Бодрисар» Вячеславу Дриге.

Что такое «Бодрисар»?

— Это аббревиатура, в этом слове три фамилии учредителей, которые основали компанию.

А почему пиво? Как вообще пришли к этому бизнесу?

— Как и многие, в пивной бизнес попал случайно. Мы просто увидели свободную нишу на тот момент и решили ей воспользоваться. Спрос постоянно растет, а качественных предложений не так много.

Сколько лет Вам было, когда Вы начали заниматься бизнесом?

— Лет двадцать шесть мне было.

До этого Вы успели поработать наемным сотрудником?

— Да, естественно, я работал на дядю с восемнадцати лет. В семнадцать я приехал в Краснодар. Когда закончил первый курс, сразу пошел работать.

Собственный бизнес лучше, чем работа по найму?

— Для меня да. Но я точно знаю, что для многих все наоборот. Я некоторым сотрудникам нашей компании давал возможность расти, отдавал небольшие ветки в бизнесе, но для них это была такая мука, что они просто говорили: заберите, снимите эту ответственность, сделайте меня помощником или еще кем-то.

То есть, не все готовы. А Вам не было страшно, когда Вы брали на себя ответственность?

— Тогда, если честно, бизнес маленький был - один магазин. Это не так страшно, как кажется.

А сейчас, когда уже огромная ответственность?

— Сейчас страха никакого нет, любой вопрос можно решить.

Если бы не пошел пивной бизнес, какую бы сферу выбрали?

— У нас сейчас не только пивной бизнес, есть кальянный бизнес, производство чипсов «Тоха» запустили не так давно. это интересно, в этих направлениях мы собираемся развиваться.

В принципе, у Вас есть понимание, что пивной бизнес – это не дело всей жизни. Если появятся новые интересные варианты – Вы можете включиться?

— Я предприниматель и готов заниматься чем угодно. Мне вообще без разницы. Только если это не противоречит личным морально-этическим нормам.

С пивом сложно было заходить в Краснодар? Вы, по сути, изменили в каком-то смысле культуру, теперь пивная точка – это приличное заведение с понятным и квалифицированным сервисом.

— Ниша была, мы ее заняли. Что касается культуры - да, отчасти это наша заслуга.

У нас люди разбираются в пиве? Живое, мертвое, в чем нюансы?

— Все больше людей разбираются. Качество пивоварен сильно выросло за последние два года. Конкуренция большая, нужно что-то делать, чтобы продавать хороший продукт.

У Вас сейчас нет собственной пивоварни.

— Нет, мы строим ее, строим очень долго. Это будет та пивоварня, продукт которой будет нужен конечному потребителю. Мы знаем весь путь: как пиво попадает на прилавки, как и сколько нужно его хранить на складах. Мы учимся на чужих ошибках и сделаем другой продукт.

Почему не пошли по пути некоторых Ваших коллег и не стали брать зарубежные бренды, франшизу?

— Хотели запустить что-то свое. Все равно, то, что продается в Европе, не продается так, как наше местное пиво, вкусы разные. То, что пьют в Германии, не будут пить здесь так же. Даже Ставропольский край, Ростовский и Краснодарский – они кардинально отличаются по вкусовым качествам сортов - лидеров продаж.

А есть какая-то статистика: какой сорт, марка, название, производитель? Что вообще люди предпочитают у нас в Краснодаре? Что пьют?

— Что пьют? Сейчас это маленькие, так называемые крафтовые пивоварни. Сегодня они в тренде. Я уже про них говорил. Это, например, пивоварня «Ант» в Крымске. Мы, кстати, с ними пивоварню и строим. Это идеальная пивоварня. Все у них идеально сделано, чистота, гигиена. Там можно босиком ходить. Качество пива не вызывает никаких сомнений.

Вы сами пьете пиво? Есть какой-то любимый сорт? Темное, светлое, фильтрованное или нефильтрованное?

— Сегодня одно может быть, завтра другое, по настроению.

Сейчас вышел новый проект. Вы вышли с чипсами «Тоха - картоха». Казалось бы, рынок перенасыщен. Почему Вы увидели нишу? Импортозамещение?

— Отчасти да, не без этого. Мы выпустили чуть-чуть другой продукт, мы не добавляем консерванты, усилители вкуса и хотим сыграть на этом.

Как Вы их храните без стабилизаторов?

— У них срок хранения три месяца. Их просто нужно хорошо упаковать, чтобы кислород не попадал.

Интерес к этому продукту появился?

— Сначала мы распространяли чипсы через свою сеть «Бодрисар». Сейчас поставляем в магазины. Объем начинает расти, расширяем производство.

Вы своей дочке дадите эти чипсы?

— Конечно. В принципе, понятно, что чипсы – в любом случае неполезный продукт в больших количествах. Но выбирая производителя, я, конечно, дам наши чипсы, в их качестве и безопасности я уверен.

Кто придумал название?

— Есть у нас человек в компании, Анастасия Большинина, это ее детище.

То есть новый бренд выпустили полностью силами компании? Не привлекали никаких специальных агентств и все делали сами?

— У нас хороший специалист, мы очень ей гордимся.

Вячеслав Дрига


У Вас в компании достаточно большой штат сотрудников.

— Уже больше 150, у нас просто несколько компаний, именно в «Бодрисаре» примерно 70.

Расскажите о своей эволюции как руководитель бизнеса. Вы начали в юном возрасте. Тяжело ли Вам управлять людьми и как поменялось с годами Ваше видение этих процессов? Уволить можете быстро сотрудника? По каким критериям?

— Уволить – это вообще больная тема, особенно если сотрудник давно работает в компании. Компания растет, а он нет. На каком-то этапе приходится с ним прощаться. Тяжело принимать такие решения.

За кем финальное слово?

— Нас трое учредителей, но управленческие решения за мной.

А если наоборот: человек хочет работать в Вашей компании? Какие критерии для Вас важны?

— Неважно, что и как соискатель говорит на собеседовании. Нужно время, чтобы узнать его в деле. Бывает, через месяц сотрудник становится совершенно другим человеком. Мы смотрим, чтобы он не сидел без дела, этого мы точно не приветствуем.

Сколько длится испытательный срок в Вашей компании?

— Если говорить про розницу, про «Бодрисар», - там, по-моему, две недели. У нас выстроена надежная карьерная лестница, у молодых сотрудников есть возможность расти внутри компании - старший продавец, супервайзер, коммерческий директор. А можно пойти по другому пути и открыть свой бизнес, свой магазин. Мы помогаем с кредитованием.

Вы сами разрабатывали франшизу?

— Да, франшиза – это наш продукт. Франшиза у нас уникальная, мы таких еще не видели. В том плане, что обычно передается бренд и технологии. Мы же оставляем управляющую функцию за собой. Человек является инвестором. Он инвестирует деньги, при этом он собственник бизнеса, но в управлении он не принимает участия.

Но это требует больших Ваших внутренних ресурсов? Завтра 1000 человек захочет воспользоваться франшизой.

— Мы внутри компании расширяем управленческие звенья, которые контролируют наших франчайзи. Не бесплатно, естественно. Определенный процент от чистой прибыли мы забираем себе.

читайте также
Работа мечты

В регионы планируете выходить?

— Пока нет, сегодня мы только в Краснодарском крае, у нас край большой. Планировать на годы вперед бессмысленно. Все меняется, жизнь меняется.

Вы перенимаете опыт заграничных компаний? Есть какие-то бренды, на которые Вам хотелось бы равняться? Например, династию создать, чтобы через сто лет марка «Бодрисар» была наравне с тем же «Paulaner».

— Честно, таких перспектив нет. Мы не делаем такие вещи.

То есть, Вы живете здесь и сейчас.

— Здесь и сейчас, да. Сегодня мы стремимся создать компанию, в которой комфортно всем работать, в которой инвесторы стабильно получают доход, все счастливы и довольны. Но говорить, что мы пытаемся создать мегакорпорацию – нет.

Насколько Вам комфортно жить и работать именно в Краснодаре? Вам нравится этот город?

— Очень. Для меня этот город – все, что у меня есть. Я сюда приехал в семнадцать лет, и он мне дал и жену-красавицу, и дочку подарил, и бизнес. Все это сделал Краснодар.

Откуда Вы приехали?

— Из Усть-Лабинска, не так далеко, но там было тесно. Я чувствовал, что не буду там жить.

Свои первые впечатления помните, когда приехали?

— Первый раз я был в Краснодаре лет в семь, меня водили в детское кафе. Восторг, естественно.

Почему не уехали в столицу?

— Иногда посещают мысли о переезде, но потом начинаешь понимать, что все равно здесь друзья, знакомые, родственники, опять же, бизнес. Всех денег не заработаешь. Можно было бы уехать и зарабатывать больше, но я пытаюсь сбалансировать свою жизнь. Деньги – это не самое главное.

Вы бываете заграницей, в столицах, видите разные города. С точки зрения урбанистической культуры, насколько Краснодар комфортен? Все жалуются на пробки, на застройщиков, вообще все жалуются всегда на все.

— Все жалуются, это у нас менталитет такой - жаловаться. Я вообще мало жалуюсь. Везде есть пробки, куда ни поедешь. Я лично считаю, что у нас в целом все хорошо.

Есть какие-то районы или места, которые Вам особенно нравятся? В каком районе Вы бы хотели жить?

— Немецкая деревня. Там классно, и она рядом с городом. Я планирую там жить, может быть, чуть позже.

По Красной гуляете, как все приличные краснодарцы?

— Да, периодически.

Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время? У читателей должен быть полноценный портрет успешного человека.

— Мне немного не нравится определение "успешный человек". Я просто работаю, я бизнесмен.

В любом случае, любой бизнесмен – это прежде всего человек. У него есть свои слабости, хобби, интересы. Вы наверняка занимаетесь спортом. Каким, почему, что любите, насколько профессионально и серьезно?

— Спортом я всю жизнь занимаюсь, лет с десяти были единоборства, занимался более-менее профессионально, выступал. Потом начал заниматься бегом, сейчас бегаю марафон - сорок два километра. Недавно в Армении пробежал двадцать один километр. Сейчас у меня мысли перейти вообще на ходьбу, заняться ходьбой. Просто энергия – это ограниченный ресурс. Когда ты много занимаешься спортом – ты тратишь энергию. Ходьба - это способ держать себя в тонусе, идти и думать в процессе, совмещая приятное с полезным.

У Вас бывает время на отдых?

— Я последние два-три года, слава Богу, начал выбираться на пару дней с какой-то периодичностью. Раньше такого счастья не было. Да и не хотелось, на самом деле. Жил этим всем. Сейчас тоже живу, но на два-три дня уехать отдохнуть - это уже нормально.

Для Вас лучший отдых какой: уехать и лечь на пляже, сменить деятельность, с ребенком поиграть?

— Если уехать, то именно путешествовать, ходить, смотреть. Лежать на пляже ни я, ни супруга не любим, в этом мы схожи, это вообще не наша история. Приехать, ходить, смотреть, бродить.

Есть какие-то "места силы"? Кто-то в Вену едет, кому-то нужно к океану выехать, кто-то в горах катается.

— Питер, наверно. Есть в нем что-то, что здорово заряжает.

Вы болельщик, есть любимая команда?

— Нет. Разве что иногда, если матч ответственный, например, сборной России. Я, как патриот, поболею. Какого-то такого постоянного увлечения нет, я не фанат.

Вячеслав Дрига


У Вас много книг

— Лучшего отдыха для ума не придумаешь. Но книги, журналы, опять же, связаны с бизнесом. Я черпаю информацию, опыт перенимаю и у себя реализую.

Бизнес-литература действительно помогает какие-то выводы сделать или лучше всего все на практике проходить самому?

— Можно и на практике, но на практике дороже, лучше воспользоваться чужим опытом, чуть-чуть его под себя подкорректировать, какие-то ошибки предотвратить. Я когда-то потратил на свое образование за год около миллиона рублей, мы с супругой чуть не развелись, потому что стоял вопрос - купить квартиру или потратить на обучение. Я потратил на обучение и до сих пор не жалею. Отчасти, именно поэтому я занимаюсь бизнесом успешно.

Вам не кажется, что многие технологии, которые выдает тот же МВА и западная литература, все-таки адаптированы под другую ментальность, а у нас многие вещи не работают, потому что в ходу старинные методы кнута и пряника?

— Мы же не применяем технологии, как у них, мы под себя делаем какие-то апгрейды, меняем.

Если к Вам придет сотрудник, в котором Вы видите большие перспективы, но Вы не сойдетесь с ним по характеру, - примите на работу?

— Наверно, каждый старается подбирать себе похожих. Если мне с ним будет некомфортно работать, скорее нет, не приму.

У Вас высокие требования к производительности труда? Руководители часто работают без выходных.

— У нас руководящий состав, например, менеджеры, работают, как мы - у них тоже суббота и воскресенье - рабочие дни. Их никто не заставляет, но все понимают, что надо быть в офисе. У младшего состава более нормированный рабочий день, у них задачи другие, зарплата другая.

Какие-то обучающие программы Вы не думали проводить на базе своего предприятия? Может быть, узкоспециализированные вещи, гранты, то, что связано с технологией варки, допустим. У нас очень небольшое количество специалистов, которые задействованы в пищевой промышленности, единицы талантливых ребят. Как-то охотитесь за молодыми?

— Пока это не нужно. У нас специалистов хватает, мы своих обучаем.

Тренинги для своих, какие-то коучинги дают результат?

— Безусловно, я просто уверен. Я смотрю, какие люди к нам приходят, как они растут. Девочки из офиса, менеджеры, документы распечатывают, потом через три-пять лет они становятся полноценными руководителями отделов, такие хваткие, кого хочешь переедут.

Если дочка захочет продолжать семейный бизнес?

— Дети сложная вообще штука. Если есть у нее к этому тяга, и я увижу, что она способна это делать – почему нет? Главное, чтоб способности были. Многие хотят, а способности нет. Научиться этому, наверно, можно, какие-то азы получить, но если нет способностей, бизнес не пойдет.

Какие качества важны для бизнесмена? Как понять, есть способность или нет?

— Многих таких качеств, но среди первых я бы назвал риск. Это важно в бизнесе. Умение рисковать. Еще важна ответственность. Если я должен - сделаю в любом состоянии. И нужно уметь ладить с людьми. Бывает, от человека бегут сотрудники, партнеры. Вроде и жилка у него есть предпринимательская, и идеи хорошие, но общаться с ним невозможно.

В Краснодаре легко вести бизнес? С точки зрения бизнес-партнеров, общества, власти.

— С властью я не сталкивался. Пусть просто не мешают и все. Не нужно никакой помощи. Что касается бизнес-сообщества - его пытаются создавать, но я часто слышу, что именно в нашем крае предприниматели почему-то не хотят общаться. Хотя я с удовольствием хожу на мероприятия, если что-то проходит. У меня есть потребность.

Ну вот, молодые миллионеры Кубани, вас же много? Вы не пробовали как-то общаться, что-то сделать? Пришли, получили статуэтки и разошлись?

— Есть деловые контакты, а так, чтобы потом все вместе общались – нет.

Никакой проблемы кубаноидства не существует?

— Не вижу я ее.

В Вашей компании работают приезжие из других регионов?

— Да, сейчас есть.

Вы видите разницу в работе между местными и приезжими? Кто лучше копает?

— Приезжие в любом случаи лучше копают, они, как правило, приезжают без денег, без ничего, у них выбора нет. Им нужно копать, бежать, им сложнее.

Вы отдыхаете в Краснодарском крае?

— Геленджик. Мне очень нравится Геленджик. В межсезонье хорошо в Сочи.

На Поляне катаетесь?

— Да.

По уровню развития наших рекреационных ресурсов, сравнивая с той же заграницей, нам есть куда расти или мы уже приблизились?

— Нет, есть еще куда расти, я это прекрасно понимаю.

В чем проблема? В сервисе?

— Первое и основное – это сервис, конечно.

Поясните, как руководитель компании, которая работает с конечным потребителем, в которой очень много зависит от обслуживания, почему у нас такая большая проблема с воспитанием кадров в этой сфере? Официанты, продавцы, хостес в гостиницах ведут себя так, будто ты им всем должен. Нет хорошей школы, нет хороших тренеров?

— Я думаю, все на самом деле зависит от того предпринимателя, который ведет бизнес. У нас же есть «Мадьяр», там редко придерешься к обслуживанию официантов. На самом деле, бывают исключения. Возьмем за пример «Магнит, в котором тоже достаточно хорошее обслуживание. Я думаю, все зависит от того предпринимателя, который ведет бизнес.

Но этому нужно обучать, надежды на то, что ты возьмёшь симпатичную воспитанную девушку, и она вытянет это все личными качествами нет.

— Наверно, да. Тут и ментальность имеет место быть, у нас люди в целом не такие клиентоориентированные. Нет понимания, что это нормально: поздороваться с человеком, обслужить его, как своего родственника. У нас есть такая вещь, мы ее заметили у себя, когда начали внедрять клиентоориентированность, здороваться. – Мы стали внедрять такую практику – всегда здороваться с клиентами.

То есть, Вы еще и потребителя перевоспитываете. Ваш бизнес - пиво и пивоварня - смежен с ресторанным бизнесом. Есть идея сделать собственную точку?

— У нас сейчас есть проект пивоварни с рестораном. Возможно, это перерастет в сеть, не знаю.

Сетью управлять сложнее?

— Нет, ничего такого сложного, просто нужно отдаваться этому делу и все.

По Вашему мнению, что касается тех же ресторанов, у нас этот бизнес развит, если сравнивать хотя бы с Ростовом?

— Не знаю, мне кажется, у нас уровень московский.

Есть какие-то любимые места, в которые Вы всегда ходите? Не на правах рекламы.

— Это «Мадьяр». Как бы банально не звучало.

То есть, сеть «Мадьяр» по-прежнему остается гарантом качества.

— Для меня да.

Для Вас вообще, если Вы приходите в магазин или ресторан, что важно? Вы, как профессионал, на что обращаете внимание: на оформление, на обслуживание?

— На все.

Вячеслав Дрига


Уже нельзя спокойно за хлебушком сходить?

— Нет, ты смотришь реально на все: на ценники, на расположение, на продавца. Мозг сам сканирует.

Есть какие-то фишки, которые Вы видите у конкурентов, в любом заведении, и думаете: вот это надо сделать, а вот этого делать не нужно?

— Мозг так устроен, что автоматом ты идешь и все видишь. Если сразу не внедряем, то, по крайней мере, обсуждаем возможности.

Кроме чипсов еще какие-то продуктовые линии планируете запускать?

— На этом производстве нет, а так у нас есть еще рыбное производство. Мы рыбу покупаем, солим, сейчас хотим ее сами выращивать в искусственных условиях. У нас есть человек, который этим занимается, мы с ним познакомились на вручении гранта от Ткачева. Мы хотим сами выращивать ту рыбу, которая у нас продается.

Вы скоро и рыбным магнатом станете. Пивным и рыбным.

— И еще раковым. Тоже серьезный проект, правда, там серьезные инвестиции требуются, примерно пятьсот миллионов.

Почему? Сложно выращивать?

— Ну да, искусственные условия нужно создать, там побольше требований, чем к рыбе. Раки более капризные. Грунт должен быть, кислород, определенные температуры.

Получается, нужно знать очень много узко специальных вещей. Начиная с технологии производства, заканчивая температурой, в которой должен расти рак, чтобы получиться самым вкусным. Насколько глубоко Вы в это погружаетесь?

— Честно говоря, я не погружаюсь сильно глубоко, вникаю точечно. Если я погружался бы во все процессы – меня не хватило бы.

А Вы легко делегируете?

— Да. Но так было не сразу. У меня есть партнер, который до сих пор не может. Он думает, что отдаст кому-то, и сделают все не так. Я могу отдавать. Иногда я вижу, что делают хуже, не так, как надо. Но иногда лучшее – это враг хорошего.

В Вашей компании предусмотрены штрафные санкции? Если сотрудник проект не доделал, сорвал – Вы его как-то караете рублем?

— Да, караем.

Уволить можете?

— Да, у нас за продажу, не дай Бог, кислого пива клиенту идет увольнение продавца, штрафы для супервайзера и большой штраф для директора. У нас с этим жестко. Для нас самое страшное – продать человеку несвежее пиво, для нас это смерть. Мы такого не допускаем.

Вы сами себе Роспотребнадзор. Сами себя контролируете, сами себя штрафуете.

— Да, потому что это наши деньги. Сегодня продашь человеку плохой продукт, а завтра денег не получишь. Есть люди, которые этого не понимают. Мы же еще работаем как оптовая компания. У нас по краю триста клиентов. Нам страшно за покупателя, которому пытаются продать пропавший товар.

Почему местный пивной рынок так стремительно развивается?

— Это пиво реально другое, оно намного вкуснее. Пива в целом стали употреблять, наверное, меньше, на государственном уровне идет борьба с алкоголем. Но доля живого пива с каждым годом увеличивается. Поменялся потребитель, поменялся бизнес. Раньше было некрасиво зайти в маленький пивной магазин, девушкам - даже неприлично. А сегодня магазины чистые, интересные, красивые, в них широкий ассортимент. Можно найти все на свой вкус, у нас же не только пиво, там всевозможные напитки. Даже дети приходят за лимонадом.

Что бы Вы хотели увидеть в Краснодаре в ближайшее время?

— Для бизнеса главное, чтоб не мешали чиновники. А то, что город растет это хорошо. Больше возможностей, больше работы. Хочется больше драйва.

Вячеслав Дрига


Пиво я по-прежнему не люблю. Лучше бокал холодного белого игристого. Но, несмотря на таких, как я, пивной бизнес набирает обороты, есть спрос, а значит, будет предложение. Как и любое дело, этот бизнес требует грамотного управления, четкой стратегии и умения адаптироваться к изменениям рынка. Судя по динамике, у «Бодрисара» с управлением все в порядке. Не знаю, есть ли в пиве душа, и стоит ли вообще искать ее на дне пивного бокала. Главное, есть напор и деловая хватка. А значит, сети быть, пиво пить, ракам вариться. Пиво «окультуривается», импортозамещение работает, бизнес растет. Глядишь, скоро Краснодар станет пивной столицей всех окрестных земель, придумает праздники – куда там Октоберфесту, и почтенные дяди в кожаных штанах собственноручно проверят и подтвердят качество местного пенного. А лимонад мы с сыном проверили и подтвердили.

Фото: Михаил Чекалов

На главную