Без возрастных ограничений

На главной драматической сцене города — премьера. Постановка «Крас place, или Место под солнцем в первом ряду» закроет этот театральный сезон — у зрителя будет достаточно времени, чтобы обдумать увиденное. Накануне премьеры мы посетили репетицию и пообщались с режиссером спектакля Радионом Букаевым и художником-постановщиком Никитой Сазоновым, чтобы узнать, как создавалась постановка, почему проблема отцов и детей актуальна по сей день, куда движется театральное искусство и какая энергия у Краснодара. О городских мозаиках и секонд-хендах, спектаклях в интернете и героях пьесы — в нашем тексте.

Другие города. Диалог. Без возрастных ограничений

Радион Букаев, режиссер-постановщик

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?
Радион Букаев, выпускник Театрального института им. Щукина, выпуск 2007 года. Известен краснодарскому зрителю постановкой #Он_Она_собачк@, постоянный участник творческих семинаров-лабораторий, международных и всероссийских фестивалей, среди которых Фестиваль театров малых городов России (Государственный театр наций). В багаже достижений — номинации «За лучшую режиссерскую работу», «За экспериментальное решение сказки для детей». Постановка Радиона Букаева «Железная воля» по произведению Николая Лескова внесена в лонг-лист Национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска» 2015/16, а спектакль «Малые деньги» стал участником программы «Маска-плюс» сезона 2016/17.

Основная проблематика постановки «Крас place» — конфликт поколений. Почему вы остановились именно на этой теме?

У каждого города своя энергия. Особенно четко ее можно увидеть, когда приезжаешь куда-либо впервые. Я сейчас говорю теми категориями, которые нельзя взвесить на весах.

Например, город Елец. В нем энергия возникает и тут же пропадает. Она как будто витает в воздухе, переплетается с лучами солнца, а потом просто растворяется где-то в небольших двориках. Город Лесосибирск — там энергия временности. Человек очень быстро понимает, что он здесь временно, и нет никакого смысла тратить силы и энергию на созидание места для жизни. Москва примерно такая же: я трачу очень много энергии, но хочу потреблять столько же, и от этого разбрасываюсь по мелочам.

В Краснодаре сейчас происходит энергия накопления, здесь наблюдается культ молодости. Посмотрите вокруг и увидите, что новое постепенно поглощает, вытесняет старое. Старое — это не только здания. В Краснодаре даже банки рекламируют не безбедную старость, а вложения в будущее. Старикам здесь не место.

Если ты хочешь в этом городе что-то делать, а тебе, допустим, за 60, то нужно сбрасывать годы, переходить на эту энергию будущего, потому что Краснодар — развивающийся город, и пока он еще не развился, еще не стал до конца городом в полном смысле этого слова.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Театр — это всегда маленький макет нашего общества. Макет заключается в том, что взрослое поколение людей (так называемые «деды») родилось в другой стране, с другими культурными кодами, другой ментальностью. А то поколение, которому 10, 15, даже 20 лет, — они родились в эпоху интернета, мобильного телефона, соцсетей, в них заведомо другой культурный код. Это очевидный факт. Пропасть между ними все больше. Молодое поколение не понимает старшее, а старшее не понимает молодое. Даже если они говорят, что все нормально, непонимание есть.

Утопическая идея соединить два поколения мне нравится. Попробовать это сделать, потому что театр занимается теми самыми категориями энергии. Что еще производит театр? Ничего, лишь некий продукт зрелища, совмещенный с какими-то смыслами. Мы пытаемся найти эти смыслы и пробуем на сцене показать, что возможно все, если люди в какой-то момент откроют себя друг другу.

То есть это не только противопоставление, но и в каком-то смысле притяжение между поколениями?

Я не думаю, что в реальной жизни у молодежи есть какой-то интерес к старшему поколению. Это скорее навязанная основа культурного кода, но если глубоко копнуть, я не уверен, что им действительно важно общение со стариками.

Почему было принято решение написать пьесу, создать новое драматическое произведение, а не воспользоваться уже существующими?

Назовите такое произведение, например из русской классики, которое подошло бы к проблемам нашего времени. «Отцы и дети»? Нет. Сегодня во время научно-технического бума все словно увязли в виртуальной реальности и не замечают живого вокруг.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Изначально был посыл создать что-то, что волнует вас, волнует труппу, коллектив?

Мне захотелось создать то, что будет волновать людей именно в Краснодаре.

Как это реализовать?

Поэтому и нужен человек, который будет куда-то «ехать». В данной ситуации слово «труппа» не совсем правильное. В работе над постановкой все принимают те условия игры, которые я им задаю, и с помощью своей профессии, с помощью театра я пытаюсь разговаривать со зрителями.

Но до этого вы говорите с теми, кто будет говорить со зрителями.

Верно. Дело в том, что в театре тоже есть разрыв поколений: достаточно серьезная группа актеров, которым за 60, и достаточно серьезная группа тех, кому 30 с минусом.

Можно говорить о конфликте в профессиональном плане?

Вы знаете такой театр — «Один театр»? Как вы думаете, по какой причине он создался?

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Давайте вернемся к постановке. Вами был выбран жанр комедии.

Социальная комедия. Дело в том, что я не могу не отвечать запросам сложившейся аудитории театра. И я пытаюсь через смех достичь каких-то смыслов. Говоря банально и грубо, если бы я назвал это трагикомедией, зрителей бы было меньше просто на уровне афиши.

Но ведь комедия как жанр ставит какие-то условия?

Если комедия в чистом виде — да. Но к нашему слову «комедия» добавлено еще одно — «социальная», оно добавляет какой-то витиеватости, тонкости.

В создании постановки принимают участие большое число людей: от дизайнера одежды до рэпера и балетмейстера. Ваша задача и как режиссера, и как менеджера, — соединить все в одно. Такое множество мнений — каково с ним работать?

Всем нужно объяснить, в чем задача, смысл. Все понимают, что я зачинатель этого дела, так что изначально либо принимают мою сторону, либо не принимают. Создание любого проекта — это почти всегда работа группы людей, не одного человека. Но всегда один человек за все отвечает, выносит окончательный вердикт и принимает решение. Все остальные вносят лепту: я, например, не так хорошо владею постановкой танцев или созданием костюмов.

Театр — коллективное, синтетическое искусство, где очень много разных областей, связанных между собой. Если всех объединяет одна идея, та, о которой я говорил, то тогда плывут на маленьких лодочках рядом по этой реке.

Краснодарский рэпер Антон Белогай (Хайд) написал для постановки рифмованные вставки. Рэп — это связующее звено или он, напротив, увеличивает пропасть между молодежью и стариками?

Мы всё пытаемся объединить — он их объединяет.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Они будут вместе читать рэп?

Когда старики приходят, вторгаются в жизнь подростков и предлагают им затею, подростки все равно смеются над этим. Вряд ли они готовы на это. Разве нет?

Если к вам подойдет какая-нибудь бабушка и скажет: «Слушайте, давайте вместе почитаем рэп?» Вы прям сразу ринетесь в бой? Думаю,что нет. Конечно, это всё сначала отталкивает.

По сюжету подростки не знают этих стариков, они не родственники и вообще встретились второй раз в жизни. История, которая рассказывается со сцены, — придуманная. В жизни вряд ли может такое случиться. Именно по этой причине это комедия.

Главный герой — кто он? Или это несколько людей? Или все?

Есть один главный герой, вокруг которого начинает крутиться вся история. Михаил Борисович (Заслуженный артист России Сергей Калинский) — пенсионер, в прошлом актер драматического театра. Главный герой остро чувствует свою ненужность этому миру. В театре его совсем забыли, а что еще умеет актер? Единицы из их числа обладают сторонней профессией, но в основной своей массе они умеют только выходить на сцену. Его учили только этому и больше ничему.

То есть в основу произведения легли еще и размышления о самом театре, об искусстве? О профессии актера?

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Вы видели фильм «Артист»? Главный герой — актер немого кино, который понимает, что с наступлением эпохи звукового кино его карьера обречена. Или фильм «Зимний вечер в Гаграх», где главный герой, которого играет Евгений Евстигнеев, раньше танцевал степ, но культура степа ушла, популярность угасла, и он вынужден работать администратором в каком-то шоу. Он тоже чувствует свою ненужность. В этом фильме есть душещипательная сцена, где его случайно объявляют умершим. А он живой! И он звонит дочери, бывшей жене, с которой больше не живет, и говорит: «Слушай, если ты смотрела телевизор, не переживай, я жив, все нормально». Но они даже не смотрели телевизор.

Когда одна культура уходит и приходит другая — на этом стыке возникает целый пласт невостребованных людей. Это касается не только искусства. Например, работу слесаря на многих заводах сейчас выполняют роботы. Или, если говорить о журналистике, литературе и издательском деле, с годами популярность печатных изданий становится меньше и меньше. Люди всё читают через смартфоны.

А театр уйдет? Или трансформируется во что-то новое?

Существуют разные формы театра. Вот, например, в Краснодаре есть проект «Голос города». Это тоже театр. Значит, что и в интернете может быть театр.

Например, TheatreHD?

Не совсем, это скорее кинотеатр. Я имею в виду другие формы. Недавно мы с Никитой Сазоновым (художник-постановщик спектакля «Крас Place» — прим. авт.) выпустили в Лесосибирске спектакль для подростков — зрители смотрят в экран компьютера или смартфона и наблюдают, как актеры в режиме онлайн общаются в соцсети. Ни одного живого человека нет на сцене в это время, только текст.

Зрители могли комментировать то, что видели, или как-то влиять на сюжет?

Вступать в беседу — нет. Сильно повлиять на сюжет — тоже нет. Но каждый мог сделать маленькую ветку сюжета — написать персонажу личное сообщение, которое затем появлялось в трансляции.

Вы планируете что-то подобное развивать?

Я думаю над этим, потому что это очень интересно.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Давайте признаемся, что то поколение, которому сейчас 15 лет…

Непонятно, как оно попадет в театр.

Если и было в театре, то насильно.

Молодежь массово не ходит в театр, как раньше. Это надо просто признать. Что с этим делать? Ведь когда-нибудь поколение 45+ уйдет.

Чтобы говорить с новым зрителем, пусть и потенциальным, на одном языке, нужно считывать его культурный код. А чтобы считывать культурный код, нужно знать, чем живут современные подростки вокруг нас. Какой у них способ коммуникации с окружающим миром.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Если мы не пойдем дальше системы театра, которую создали наши прадеды, мы можем попасть в ситуацию, когда подросткам станет это совершенно неинтересно. А современные подростки — это те люди, на чьих плечах будет держаться страна.

Чтобы найти способы коммуникации с современным зрителем, недостаточно создавать спектакли в режиме иллюзиона: ты сидишь в темном зале, в удобном кресле и смотришь, как разыгрывают текст, написанный двести лет назад, люди в костюмах позапрошлого века…

В чем ваша профессиональная миссия?

Я занимаюсь театром не для того, чтобы мне хлопали. Я всеми силами пытаюсь наладить контакт со зрителем.


Никита Сазонов, художник-постановщик

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?
Никита Сазонов. Окончил Российскую академию художеств (мастерская народного художника России профессора Э. С. Кочергина) в 2000 году. Активный участник арт-проектов и театральных постановок. В качестве художника-постановщика работал в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Томске, Новосибирске, Красноярске и др.

Это ваша первая работа в Краснодаре?

Да. На юге России я работал в Ростове, в Молодежном театре, где мы поставили спектакль «Шелк». Сейчас вот перебрался к морю, насколько это возможно…

Текст пьесы написан современным автором Ириной Васьковской (лауреат профессиональных конкурсов и фестивалей «Золотая маска», «Евразия», «Любимовка») специально для этой постановки. Вы работали над произведением вместе с драматургом?

Читайте также

Да, это тот редкий случай, когда мы пытаемся сделать настоящий театр: спектакль рождается одновременно с постановочной группой. Надо сказать спасибо, что руководство театра дает нам такую возможность. Над постановкой с самого начала работает драматург. Ирина переделывала текст несколько раз, и я думаю, работа еще не закончена. В процессе репетиций некоторые детали шлифуются, меняются в пользу ритма и сценографии.

Кроме того, у спектакля свой композитор, Тихон Хренников-младший, он работает дистанционно, но, несмотря на это, он тоже в теме. Местный рэпер Хайд тоже присоединился к нам и помогает оформить наши идею и концепцию в максимально понятное содержание, перевести на язык образов, речитативов.

В работе над постановкой задействованы самые разные творческие ресурсы Краснодара. Костюмы для танцев и финальной сцены делает модельер Анна Осилова. Она работает в духе экологического костюма, но для спектакля сделает нечто новое, в другом стиле.

Почему? Экологический костюм не вписывается в вашу концепцию?

Он просто не предусматривает множественную эксплуатацию, он разовый. А это театр, тут нервно и напряженно, и плиссированные пакеты могут просто не выдержать нагрузки. В любом случае это свежий взгляд человека, который не работает в театре и знает, что в Краснодаре сейчас в тренде, а что нет.

Над спектаклем трудится большой творческий коллектив, руководить которым совсем непросто: каждый тянет в свою сторону. Режиссеру нужно и репетировать, и возглавлять все процессы.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Какова роль художественного оформления в этой большой коллаборации мнений и видов искусства? Что вы хотели подчеркнуть?

Давайте начнем сначала, с самой идеи спектакля. Когда Радион затевал эту историю, приглашал драматурга, он ставил очень простую задачу — реализовать в сценарии конфликт отцов и детей, двух поколений. Мне как человеку, который родился и получил жизненный опыт в советское время, не так просто найти общий язык со своими детьми, которые появились в двухтысячные, потому что они не знают, что это была за эпоха.

Пьеса об этом — как постараться услышать друг друга, еще и понять, еще и поделиться, еще и соединиться. Этого мы пытаемся достичь и при помощи сценического пространства. Мы сразу отказались от места действия, прорисованного до малейших деталей, потому что это не отвечает идее спектакля. Основное, что мы хотим сделать — определить некое место под солнцем. Путь к этому изображается точечно, показывается с помощью того минимума необходимых элементов, которые будут помогать актеру, но не создавать беспорядка. Для этого мы используем видеопроекцию: наша задача создать образ города. Мы выбрали несколько локаций в Краснодаре, чтобы в режиме онлайн-трансляции реализовать на сцене идею живого городского пространства: прохожие, птицы, машины — движение.

Еще один момент, который больше связан со сценографией и который показал мне образ Краснодара за время моего пребывания здесь — это образ мозаики, метафора времени, с которого осыпается штукатурка: что-то отвалилось, кто-то отковырнули. Мозаичные пионеры с отлетевшими головами… Этот образ будет центральным, с него начинается момент соединения. Это нельзя назвать реставрацией, скорее уважением к пространству, в котором существовали люди, осознание, что они тоже были молодыми. И вдруг оказывается, что несмотря на разницу между поколениями, многие вещи очень схожи: уважение, дружба, взаимопомощь. Образ мозаики мы используем и на афише — остальное зритель увидит на сцене.

Может показаться, что некоторые наши решения гротескны — например, кабинет директора (на самом деле мы подсмотрели это в реальной жизни). Знаете, есть такие начальники, которые все стены увешивают дипломами? У нас будет стена из 80 дипломов: от пола до потолка — хозяин кабинета окружил себя грамотами как броней.

Своей собственной мозаикой.

Да. Какие-то сцены будем решать, используя странные городские предметы. Мы вытягиваем нужные нам образы и концентрируемся на них. Не загромождаем всю сцену, не делаем максимально приближенные к эпохе исторические декорации. То же самое с костюмами, которые мы собрали, посетив местные секонды, старательно подбирая одежду к образу каждого персонажа.

У каждого персонажа есть определяющие элементы оформления?

Да, костюмы на наших пенсионерах соответствуют их образам: один — человек от станка, искренне верит во все, что делает; другой — актер, прямо актер-актерыч; третий — пенсионер-живчик, он все время остается молодым, такой винтажный и тусовочный.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Всегда сложно достучаться до зрителя, особенно до зрителя подросткового возраста, но эта работа очень важна для театра. Это можно увидеть уже на репетиции, когда режиссер пытается завязать отношения между двумя поколениями.
Конфликт поколений — это и противопоставление, и притяжение, подростки вырастают и налаживают контакт с теми, кто когда-то казался им бесконечно далеким.

Взаимопонимание увеличивается в процессе взросления… А если времени катастрофически не хватает?

У нас нет цели показать этап взросления, наша задача — это коннект, выражаясь современным языком. То, чего нам очень не хватает. Найти общий язык между поколениями — страшная, неисполнимая задача в нашем государстве.
История нашей страны такова, что каждые 25 лет молодое поколение отвергало все, что сделало предыдущее, и говорило: «Нет, они жили неправильно, мы будем по-другому!» А грабли лежали все те же.

Показать со сцены театра то, что у нас происходит в социуме, — это такой маленький шажок в сторону решения проблемы.

Как вы думаете, это похоже на театр будущего, в котором текст всегда будет отражать современность?

Театр будущего — очень сложная тема. Радион Букаев вам рассказывал, как мы сделали спектакль, где зрители все действо смотрят на экран, а актеры в режиме онлайн переписываются в чате. Происходит это полтора часа, прямая трансляция «Вконтакте». Герои действа пишут про маленький городок, про подростков, как жить дальше, как уехать, зачем оставаться. Результат был неожиданный — подростки приняли это на ура, им было понятно, они писали актерам комментарии, высказывали собственное мнение.

Другие города. Диалог. Старикам тут не место?

Конечно, новый формат информации рождает новый театр, но любой театр, который мы делаем, — новый, потому что мы делаем его сейчас. Насколько у нас получится — судить зрителям и уважаемым критикам, но то, чего мы действительно хотим, — это светить, налаживать взаимоотношения, доносить мысль, которую потом будут транслировать в семье, на работе, в стране.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"