Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть третья

Как Ткачев стал «сынком» батьки Кондрата, как воевали между собой «Кубанские новости» и «Краснодарские известия», а также зачем миллионеру из США в Краснодаре костюм подарили — в новой главе очерка Нины Шилоносовой «Через край. От Кондратенко до Кондратьева».

Другие города. Краснодар. Нина Шилоносова. Через край.

Правда, были и другие. Так, известный краснодарский строитель, владелец фирмы «БАК» Александр Безбогин на улице разговорился с Николаем Игнатовичем и узнал, что все свое время Кондратенко теперь возится на приусадебном участке в станице. На следующий день прямо во двор дома в Пластуновской доставили от него недешевый мотоблок для вспашки земли.

Работу для бывшего руководителя края все-таки нашли, причем в родной станице. Вопреки нежеланию губернатора Дьяконова, в 1991году Кондратенко стал директором строящегося на федеральные деньги стеклотарного завода (правда, предприятие так и не появилось). Осенью 1992 года Николай Игнатович уже включился в борьбу за мандат народного депутата России на дополнительных выборах по Краснодарскому национально-территориальному округу №17. Тогда они не состоялись, а весной 93-го он победил.  Надо отметить, что к тому времени была возрождена коммунистическая партия — КПРФ. Но Кондратенко членство в ней возобновлять не стал, но при этом остался лидером «лево-патриотических сил» Кубани. Как известно, этот парламент указом Ельцина был распущен.

С января 1994 по январь 1996 года — член Комитета Совета Федерации по аграрной политике. В декабре 1995 году баллотировался в Государственную Думу РФ второго созыва как независимый кандидат по Тихорецкому избирательному округу №43. Выборы тогда выиграл директор выселковского «Агрокомплекса» Александр Ткачев (чем он очень гордился — «сделал самого Кондрата!»). Разрыв в голосах составлял всего 2,33%.

В эти годы Кондратенко успел поработать на руководящих должностях (в основном, в заместителях) в «Резервтабаке», в «Кубаньгазпроме», «Краснодарглавснабе».

Естественно, что на всех предвыборных встречах Николай Игнатович не играл на публику, а был «верен себе». Он не только живописал пореформенный ад в сельском хозяйстве Кубани и разруху в России в целом, он «точно знал», кто виноват: «пятая колонна мировой закулисы». Если кто-то думал, что подобная риторика — это следствие обострения политической борьбы, глубоко ошибался. В дальнейшем журналисты местных СМИ даже устраивали своеобразный «тотализатор»: кто угадает, сколько раз глава Кубани в своем выступлении произнесет слова «сионисты» и «жиды». Однажды он так разошелся, что сделал это 50 раз!

Читаем у Ивана Карасева: «Речь батьки была насыщена такими словцами, как сионисты, христопродавцы, Страшный суд — вперемешку шли шаблоны коммунистического агитатора-интернационалиста, патриота-почвенника и теолога-инквизитора. У Кондратенко был свой взгляд на коммунизм: Ленин и Сталин — хорошие (с оговорками), а Троцкий, Каганович, Свердлов и даже Карл Маркс — однозначно плохие».

Красивые мощные платаны перед зданием краевой администрации долго ассоциировались у краснодарцев с местом возможной казни. Их почему-то не один раз упоминал Кондратенко в своих филиппиках. Так, на встрече с представителями политических партий и объединений Кубани в сентябре 97-го он заявил: «Добиваться в судах правильных решений трудно. В стране управленческая преступность срослась с сионистской. Это мафия. … Все нити идут в Москву. А Кондратенко, как ни выпрыгивай из штанов, что он может сделать? Они в прессе своей борзеют. … Они же работать не умеют, они трусливы. Пока тут, под платаном, патриоты не расстреляют троих, продавших интересы России. Только тогда будет порядок. И скажет народ: давно было пора».

В феврале 97-го Кондратенко представил новую структуру администрации и правительства края. Председателем его отказался быть Виктор Гладской, несмотря на уговоры батьки. Он хотел сохранить часть команды, а губернатор возражал. Возглавил «хозяйственный штаб» Владимир Мельников, его заместителями стали Николай Харченко (имевший славу «серого кардинала») Николай Денисов, Вера Галушко, Николай Кряжевских и др. известные на Кубани деятели.

Депутаты удивились некоторым новациям. Почему-то ликвидировано управления по делам миграции. И, наоборот, добавлены новые функции контрольно-аналитическому управлению. В его состав включены новые должности — представители края в городах и районах, надзирающие за местной властью. Их тут же прозвали «губернаторским оком». Часто это были бывшие партийные работники, никуда толком не пристроившиеся за годы после «революции 91-го».

Так же Кондратенко обязал ввести в местные администрации новых заместителей — по казачеству. Еще одни «смотрящие» за главами. Это распоряжение выполнили не везде, где-то утвердили замами членов ВКВ — на общественных началах. Атаман Всекубанского казачьего войска В. П. Громов стал заместителем главы администрации края сразу после избрания Кондратенко.


Начало — «Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть первая»
Предыдущая часть — «Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть вторая»

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"