Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть третья

Как Ткачев стал «сынком» батьки Кондрата, как воевали между собой «Кубанские новости» и «Краснодарские известия», а также зачем миллионеру из США в Краснодаре костюм подарили — в новой главе очерка Нины Шилоносовой «Через край. От Кондратенко до Кондратьева».

Другие города. Краснодар. Нина Шилоносова. Через край.

Вообще, для возрождения кубанского казачества Николай Игнатович сделал, пожалуй, больше всех. В голодном 1990-м только оформившемуся движению было выделено отдельное здание в центре Краснодара, на улице Шаумяна (Рашпилевской) — бывший дом генерала Улагая (кубанского казака из черкесского княжеского рода). Все оснащение штаба Казачьей Рады: мебель, сейфы, телефонную связь обеспечила советская власть. По личному распоряжению председателя крайисполкома казакам продали два автомобиля «Жигули» по государственной цене. Как вспоминает Громов в книге «Н.И. Кондратенко. След на земле», ему в квартиру срочно провели телефон и даже выделили землю под строительство дома. Близость к власти и прежняя должность Громова — доцент кафедры дореволюционной отечественной истории Кубанского госуниверситета (хотя и не члена КПСС) — позволяла казакам, не вошедшим в Раду, а затем и в ВКВ, называть войско «красным», а потом и «личной гвардией губернатора».

Когда в Краснодаре в 2000 году состоялся III Всемирный сбор кубанских казаков, его делегатов приветствовал глава администрации Кубани — в черкеске с газырями, с кинжалом на перевязи и в красном бешмете, но без папахи. Зал взорвался в ликовании.

Удивительным образом Кондратенко одновременно был за дружбу народов (поддерживал адыгов, чеченцев, украинцев и белорусов) и чуть ли не благословлял борьбу с «инородцами» — турками-месхетинцами, езидами, армянами, не говоря уже об евреях-сионистах.

Самая первая поездка Кондратенко за пределы края в качестве губернатора была в… Чечню. 6 апреля 1997 года он встретился с только что избранным президентом Асланом Масхадовым (в первую чеченскую именно он руководил военными действиями Ичкерии против федеральной армии). Объяснялся вояж «решением проблем возвращения военнопленных и налаживания экономических связей». Первый пункт — вызволять солдат с Кубани — несколько раз выполнить получилось. Потом кубанцы обменивали сельхозпродукты на сырую чеченскую нефть.

В составе небольшой делегации был и гендиректор строительной фирмы «БАК» Александр Безбогин (тот самый, с мотоблоком). Под крышей его офиса действовало неофициальное «Представительство Чеченской республики в Краснодарском крае и Адыгее» во главе с неким Килоевым (ставшим даже помощником губернатора и за мошенничество позднее осужденным). Тот помогал фирме «БАК» получать заказы на стройматериалы для восстановления Грозного и якобы возвращал пленных.

Почти через год чеченцы «отблагодарили» Безбогина. В октябре 98-го в центре краевой столицы произошла детективная история с перестрелками, погонями, взрывами гранат – почище, чем в кино. Прямо из кабинета, практически на глазах бизнесмена, был похищен его взрослый сын — Константин. Бандиты в тумбочке (!) переправили заложника в Урус-Мартан. Держали его там несколько месяцев. Требовали поначалу 5 млн долларов, затем аппетит упал до одного миллиона. Олигарх денег таких не нашел и обратился в администрацию края с просьбой предоставить бюджетную ссуду на выкуп. Кондратенко, не забывший, что Безбогин протянул ему руку помощи семь лет назад, обратился в ЗСК. В зале показали видеозапись, на которой сын умолял спасти его. У Константина уже отрезали часть пальца и обещали убить. Депутаты большинством голосов проголосовали за выдачу ссуды под 15% на условиях залога имущества фирмы. В июле 99-го Безбогина-младшего с трудом вернули домой. Деньги в бюджет тоже были возвращены.

В 1998-м случилась еще одно происшествие. Куда более веселое. На поле фермера у хутора Гречаная балка с неба упал американец. Потерпел крушение воздухоплаватель Стив Фоссет. Известный путешественник-миллионер из США пытался в четвертый раз облететь земной шар на воздушном шаре. В Калининский район слетелись журналисты и зеваки. По указанию Кондратенко милиции было велено держаться скромно и иностранцу оказать радушный прием. Искателя приключений даже привезли в администрацию края, где он вместе с губернатором дал пресс-конференцию. Пообносившемуся в полете экстремалу подарили костюм производства краснодарской швейной фирмы «Александрия».

На самом деле, как настоящий кубанец, Николай Игнатович был хозяином хлебосольным (хотя сам почти не пил, мог лишь позволить себе бокал красного сухого «Каберне»). Помнил по имени-отчеству всех, с кем сводила судьба. Не забывал тех, кто сделал подлость по отношению к нему, но при этом мог прощать. Говорили даже, что всю злость батька спускал в страстных речах на трибуне. Он часто требовал на совещаниях разборок, угрожал главам, но до реальных наказаний дело доходило не часто. Может, поэтому его команду («дружину» по выражению «Кубанских новостей») не раз обвиняли в присваивании бюджетных средств и выводе денег за рубеж. Про таких коррумпированных соратников Виталий Канашкин даже написал статью «Их кредо — плутовство, риторика и поза».


Начало — «Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть первая»
Предыдущая часть — «Через край. От Кондратенко до Кондратьева. Часть вторая»

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"