Куклы, в которые играют люди

Как в эпоху альтернативных развлечений поживает театр? Какой вердикт выносит юный зритель после просмотра спектакля? Редакция «Других городов» в лице Дарьи Щетининой идет в Краснодарский краевой театр кукол и проводит эксперимент, чтобы узнать, что интересует младших школьников, почему они признаются в любви театральному буфету, какую предпочитают музыку и что думают по поводу заработка в семье.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди

О театре

Что такое театр кукол? Умудренные культурологическим опытом взрослые скажут вам, что это удивительное, специфическое и древнее явление, вышедшее из танцев шамана у костра, пережившее на людных площадях чумовое европейское средневековье и бескомпромиссную отечественную опричнину, чтобы состояться как искусство постмодерна. Кукла — соратник скомороха и молчаливый раб режиссера. Обобщенный образ, идеальное орудие без личного мнения, актерских капризов и звездной болезни — вы можете не верить людям, играющим на сцене, но кукольный театр не ставит перед вами выбора: верю/не верю. Всем априори понятно, что это не по-настоящему — это игра, это театр.

Осознав эту важную истину, зритель считает себя защищенным от манипуляций со сцены и расслабляется. Мозги щелкают, переключаются — и вот вы, взрослые и умудренные, смотрите на куколок из своего уютного кресла, невидимые для остального мира, и… погружаетесь в действие гораздо глубже, чем ожидали! Пугаетесь, восхищаетесь, сопереживаете. Усматриваете тайные знаки, проводите параллели между поведением марионеток на сцене и собственной жизнью.

Священная цель искусства достигнута. Занавес падает. Кукольники радостно потирают руки и складывают актеров в нафталин. Станиславский кричит: «Верю!». Театр продолжает жить, куклы в темноте закулисья хитро перемигиваются.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди

Что такое театр кукол? Любой ребенок вам скажет: «Это когда на сцене играют куклы, в зале темно, а с соседнего ряда на каждое твое движение шикает учительница».

Перед театром

Чтобы найти золотую середину в определении этого типа сценического искусства и понять, как на кукольные спектакли реагируют дети, которых и 3D не сильно удивляет, мы устремились на постановку «Легенда о волшебном полотне» в краевой театр кукол.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди
Юные зрители. Слева направо: Алиса (6 лет), Вика (9 лет)

Поход с юными зрителями в театр начинается с их доставки в культурный эпицентр. С нами Вика (9 лет) и Алиса (6 лет). Из последнего их зрительского опыта — поход в кино на мультфильм «Босс-молокосос».

— Босс-молокосос? — переспросила я.
— Да, молокосос! — громко смеясь, отвечали девочки.
— Господь всемогущий, в мое время это было ругательством, — запричитала я, словно бабушка у подъезда.

Шах и мат, патриоты: оригинальное название этой западной и наверняка растлевающей комедии всего лишь The Boss Baby. Она вполне безобидна и своим одиозным неймингом обязана отечественным креативщикам, но в тот момент мы этого не знали. «Все пропало, детям интересен похабный масс-маркет», — думала я. Девочки на заднем сидении хихикикали, вспоминая сцены из мультика, а потом начали петь что-то из современного репертуара популярных радиостанций. Мое воображение рисовало грядущий театральный провал.

В театре

В фойе — огромное количество детей, которые ведут себя почти как взрослые: кучкуются мелкими группками, оценивают прибывших и их гардероб, время от времени видят знакомых и радостно с ними здороваются.

Первое, что заинтересовало моих юных критиков — не шикарная люстра, мерцающая бриллиантовым блеском, и даже не коллекция кукол на втором этаже. Буфет! Увидев, что на прилавке осталось всего два пирожка, Вика и Алиса приняли единогласное решение — заполучить их любой ценой. К счастью, цена оказалась невысока — 25 рублей за экземпляр. Это была моя первая за многолетнее хождение по театрам покупка в буфете: для меня зрительский труд – сакральное действо, а перед сакральным о первичных потребностях не думаешь.

Поскольку времени на трапезу перед спектаклем не было, пирожки перекочевали под мое чуткое наблюдение, а мы — в зал.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди

Краткий блиц перед просмотром:
— Как надо вести себя во время спектакля?
— Сидеть тихо, не болтать и не мешать другим. И не вертеться!
— Правильно. Но вы не успеете устать, спектакль идет всего час.
— Целый час? Так долго? А сколько это? — сокрушенно спросила Алиса.
— Сегодня мы будем смотреть японскую сказку. Вы знаете что-нибудь о Японии?
— Это красивая страна, где цветут деревья, — общими усилиями ответили дети.
— Вы вообще любите сказки?
— Да-а-а-а!
— А принцесс и магию?
— Да-а-а-а-а-а-а-а!

Подумав, что еще не все потеряно, я заняла наблюдательный пункт и слегка успокоилась. Спектакль начался как нельзя лучше: в самый драматичный, красивый и аллегоричный момент главный герой врезался в декорацию. Конечно, это смешно, как бы учительницы ни шикали. Позже окажется, что именно этот момент дети запомнили больше всего, потому что: «Мы любим смешные сказки. Грустные — это слишком грустно».

В сценографии этой печальной и поучительной легенды предполагались некие проблески юмора, но как актеры ни старались развеселить публику — зрители сосредоточенно хранили молчание. Дети привыкли, что все вокруг — комедия, и минорный настрой повествования расстроил младшую часть моей аудитории: Алисе сюжет про любовь и алчность был великоват. Зато Вика смотрела неотрывно — большая любительница сказок и чтения, она стала идеальным зрителем для драмы, разыгравшейся на сцене.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди

В истории, созданной Константином Моховым по мотивам японских сказок и в японской эстетике, ставится вопрос о непротивлении злу, а главный герой мечется между сохранением счастья в личной жизни и желанием обогатиться.

Красавица Цу (заслуженная артистка Кубани Анна Сезоненко) живет со своим глупым, но добрым мужем Йёхйё (Виталий Лобузенко) в глубокой японской провинции и ткет невероятно красивое полотно из журавлиного пера. Благодаря выручке от продажи ткани муж профессионально занимается бездельем.

«Это ненормально, чтобы жена содержала мужа», — заявят мне потом девочки.

Двое лихих людей Содо (Дмитрий Часовских) и Ундзу (Александр Куча) хотят провести простака Йёхйё и продать полотно его жены в столице по баснословной цене, откупиться от простачка малыми деньгами, а разницу забрать себе.

По ходу пьесы возникают сомнения, что Цу не человек, а журавль, который по японскому обычаю иногда принимает людское обличье. Отсюда и качество вытканного изделия, и сырье для оного. Как в любой порядочной сказке, ткет она свое дивное полотно ночью, и смотреть на этот процесс строго запрещено. Недалекий Йёхйё и не смотрит — он спит в поте лица. Но двое лихих людей обманом заставляют его подглядеть, а до этого признаться жене, что любит деньги больше, чем ее, пригрозить разрывом и применить грубую мужскую силу. Бытовая драма на фоне денежных отношений.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди

Бедная Цу из последних сил ткет самое красивое полотно в своей жизни, теряет красоту, превращается в журавля и улетает (над головами удивленных зрителей). Муж раскаивается, но поздно. Последняя сцена: Йёхйё превращается в жабу, а его искусители — в волка и змею. В перерывах сюжета — танцы гейш, битвы самураев и выход самого императора.

После театра

Чтобы переварить увиденное и купленное, покидаем зрительный зал и медленно движемся домой. Сначала о земном: пирожки оказались настолько вкусными, что дети спросили у меня рецепт, чтобы сделать такие же дома.
— Спектакль не такой вкусный, — сказала Вика.
— И не такой теплый, — добавила Алиса, несмотря на тот факт, что сдоба давно остыла.

Другие города. Город. Куклы, в которые играют люди
В книгу отзывов Вика старательно поставила «лайк»

Теперь о возвышенном. Чтобы во время поездки домой получить максимально честные ответы от девочек, прибегаю к хитрости: после ответа на вопрос ставлю песню, которую они заказывают.
— Про что спектакль?
— Про волшебное полотно!
— А если точнее?
— Мы хотим песню «Пульсом бьет бит»!
— Так про что спектакль?
— Про любовь и про счастье. Девушка перед спектаклем сказала, что счастье — хрупкое. Песню!
После долгих поисков ставлю песню группы IOWA. Уши немного в шоке.
— А в чем мораль?
Молчание.
— Ладно, что важнее: любовь или деньги?
— Не знаю, — отвечает Алиса.
— Любовь! — утверждает Вика.
— Песню! — напоминает Алиса.
Дальше идет что-то из группы «Банд’Эрос».
— Почему Йёхйё стал жабой?
— Потому что жадный, — отвечает Вика.
— А вы бы хотели стать актрисами?
— Да-а-а!
— Или поп-звездами?
— Актрисой, — уверенно говорит Алиса.
— Поп-звездой — соглашается Вика.
Дальше пришлось включить группу Quest Pistols и почти сойти с ума. Но мы уже подъезжали.
— Можно помедленнее, мы хотим дослушать! — умоляли дети.
— А куклы вам не показались детскими? — напоследок спрашиваю я.
— Пф, конечно нет, — со знанием дела отвечают девочки.
— Пойдете еще в театр?
— Да, только на другой спектакль. Хотим на смешной.

Может быть, театр кукол — это и феномен, но русская попса феноменальнее. Она потрясающе влияет на аудиторию, не имеющую культурных альтернатив. Дети в этом списке первые. Поэтому перед вами не заумная рецензия о воздействии театральной атмосферы на юного зрителя, не детское сочинение, написанное под диктовку взрослого, и даже не попытка обозначить театр как последний оплот возвышенного. Дети, не привыкшие ходить в театр, от него в таком же шоке, как мы от русской попсы, только в отличие от нас (знакомиться дальше с шедеврами поп-наследия — увольте) они по-настоящему хотят вернуться, чтобы посмотреть другие спектакли. Ну, и пирожками угоститься, куда без этого.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"