Попасть в переплет

«Читать — модно!» — в последнее время такой призыв нередко встречается на всех онлайн- и офлайн-фронтах. От себя добавим: читать — дорого. На эту неприятную правду вас натолкнет посещение любого книжного магазина. Из ситуации есть выход — брать книги у друзей или в библиотеке, скачивать их из интернета (степень легальности оставляем на вашей совести), платить деньги виртуальным сервисам и т.д. Но сегодня «Другие Города» напоминают вам о неоправданно забытом способе приобретения литературы на любой вкус и кошелек — книжном рынке в Чистяковской роще. Мы пообщались с одним из старожилов «книжки» — Алексеем Лукьянцевым, который рассказал о том, как к букинистам попадают издания, какой фолиант стоит 300 тысяч рублей и каким произведением интересуются по 20 раз в день.

Другие города. Прямая речь. Попасть в переплет
Алексей Лукьянцев, 52 года, коренной краснодарец. Работает на книжном рынке уже около 15 лет. В очень раннем возрасте (13 лет!) впервые столкнулся с тем, что у нас называют «литературным голодом», который не могла удовлетворить ни одна библиотека.

В былые годы поиск и успешное нахождение какой-нибудь книги добавляли адреналина, а теперь все можно купить, были бы деньги.

Раньше рынок был нелегальным, тут же, в роще. Нас гоняли люди в погонах, запрещали меняться и продавать. Бывало, мы даже на другую сторону Кубани плавали на катере — там собирались и торговали. Стояли на Славянском, на Вишняках в районе Павлова. Сейчас рынок работает каждый день с утра и до обеда.

После армии трудился на заводе, а потом — в 1990-е годы — мотался челноком в Турцию и Эмираты. В какой-то момент лишился всего, включая квартиру. Мой совет, кстати: не надо слишком самоотверженно помогать друзьям. После этого занялся книгами.

Бывает, что один человек из пятидесяти подходит и говорит, что у меня все дорого. Тогда я отвечаю: «Слава богу, что 49 перед вами сказали: “дешево”».

Обычно или люди сами предлагают книги, или я к ним езжу. В молодости собирал библиотеку для себя, а сейчас с этим делом завязал — у меня все здесь, а дома осталось немного, для души.

Я немало знаю о книгах и их строении: как снаружи, так и внутри. Когда-то даже занимался переплетом.

Другие города. Прямая речь. Попасть в переплет
Алексей Лукьянцев

Мне просто нравится это дело, я получаю эстетическое удовольствие от того, что вижу книги, которые раньше не встречал. Удивительно, но такое постоянно происходит, хотя иногда кажется, что уже видел все. Это очень поднимает настроение.

У меня даже есть винтажная полочка образцов советского книгоиздания, такой уголочек для расслабления — эти книги я не продаю, только любуюсь ими.

Есть и рукописные кодексы, их тоже, как ни странно, дают на реализацию. Вот экземпляр за 300 тысяч рублей — что-то духовное. Как произведение эта книга ценности не представляет, скорее, как образец труда переписчика.

Другие города. Прямая речь. Попасть в переплет
Старинный кодекс

Спрос на антикварные книги следующий: все требуют красивый переплет, побольше золота или просто цветов в тиснении, чтобы издание было приличное. Короче, чтобы было старое, но как новое. И такое случается. Попадался как-то мне Мольер в шести томах 1905 года. Это было просто сказочное издание: пятицветная печать, многоцветная обложка, да еще и никто эти книги ни разу не открывал.

Весь ассортимент у меня разделен по тематике — более 2 000 книг. Даже если я впервые вижу издание, мне достаточно несколько фраз прочитать, чтобы понять, какую ценность оно представляет. В основном полагаюсь на интуицию. Бывает, что езжу в другие города за книгами или с пятого этажа на себе таскаю мешки — часто после ухода родственников наследники распродают их библиотеки. У таких книг две судьбы — либо на помойку, либо к букинистам.

Категорию, на которую у покупателей самый высокий спрос, я не могу выделить. Одни любят исторические романы, изданные в Союзе, другие спрашивают зарубежное. Часто молодежь приходит за книгами. И да, я знаю все книги, что у меня есть, — отчасти потому, что очень щепетильно подхожу к сортировке по рубрикам.

Когда появились электронные книги, спрос немного снизился, но потом опять вырос и продолжает расти. Многие жалуются, что и глаза устают сильнее, чем от чтения на бумаге, и аппарат книги не удовлетворяет. Но есть и адепты электроники, тут каждому свое.

У нас с женой общие интересы в чтении: Джек Лондон, Александр Куприн. Мы с ней случайно познакомились: разговорились, оказалось, что оба сейчас читаем «Лед и пламя» Рэя Брэдбери. А рассказ-то редкий, печатался всего несколько раз, так что это не было простым совпадением.

Иногда подходят люди и спрашивают: «А есть у вас Хулио Хуанито Хуарес?» Когда я на вопрос отвечаю вопросом: «Это кто вообще?», люди возмущаются: «Как?! Это же классика!».

Да, есть у меня и Донцова. Ее люди читают в транспорте, чтобы время скоротать. У меня книжка стоит 25 рублей, а в магазинах — 150.

И в парке, и на рынке сейчас стоят так называемые «народные библиотеки». Сначала все шло хорошо, ведь идея достойная. А потом появился один букинист, который паучком выбегает из своего магазина, как только кто-то что-то положит, и утаскивает. Алкаши еще собирают по таким библиотекам, а потом пытаются нам продавать наши же книги.

Самым большим спросом сейчас пользуется «святая книга» — «Гарри Поттер». Всплеск интереса начался после недавнего переиздания с новым плохим переводом, его читать невозможно. Вот тут-то все и спохватились. В итоге росмэновское издание стоит до 1 000 рублей за книгу, даже в интернете такие цены. Иногда подходит человек — и сразу видно, что он настроен миллион долларов заработать. И тут начинается «Да вот в интернете такая книга 30 тысяч стоит, но я бы за тысячу продал». Короче, «Гарри Поттер» — самая главная книга сейчас, ее иногда по 20 раз в день требуют.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"