Право голоса

Пройтись по Краснодару, слушая на ходу аудиоспектакль, рассказывающий о знакомых всем событиях, — казалось бы, что может быть интереснее? Не многие продвинутые города могут похвастаться таким инновационным видом досуга. Разбираемся без голословных утверждений, так ли хорош «Голос города» на самом деле. Выходим на «Улицы революции» с пролетарской прямолинейностью и интеллигентской эрудированностью.

Другие города. Город. Право голоса

Сто лет спустя вокруг эпохи Революции нет-нет, да и возникают массовые холивары с делением на белых и красных. Это несмотря на то, что за прошедшие годы общество все больше рассматривает данное событие с точки зрения национальной трагедии, хотя и не без перегибов.

«Почему пошел брат на брата?» — «Виноваты жиды и немецкие деньги». «Почему в России-матушке так много альтернативно одаренных людей?» — «Потому что красные весь интеллигентный генофонд перебили». «А белые иммигранты кто?» — «Да прихлебатели всякие, трусы, предатели, променявшие Родину и честь на работу официанта в Латинском квартале».

Как видите, работать еще есть над чем, — развенчивать мифы историческими фактами. Ведь поняв реальные причины того, что произошло в 1917 году, мы сможем лучше разобраться в современности, избежать тех ошибок, что раскололи страну на два лагеря. Наша история сложна и многогранна, а потенциал патриотического самопожертвования настолько велик, что к этому нельзя относиться поверхностно и нейтрально. «Все переплетено», — утверждает Мирон Федоров, и мы с ним соглашаемся.

Попытку переплести судьбы людей, оказавшихся в революционное время в тогда еще Екатеринодаре, предпринял и коллектив иммерсивного спектакля «Голос города» в новом сезоне «Улицы революции». За несколько часов прогулки вы получаете поток данных о зданиях и исторических персонажах, с которыми связан сюжет. Условно его можно окрестить «О революции и о том, что каждый имеет право на собственное мнение».

«По образованию я юрист, — рассказывает один из авторов сценария Алина Рожкова. Вместе с Анастасией Волкодав и Дарьей Прыгуновой мы делали проекты, связанные с балами. Сначала исторические, потом современные. Знакомые знакомых познакомили нас с «Голосом города», и мы решили написать спектакль по эпохе Революции. Иммерсивный театр — это возможность заставлять людей испытывать определенные эмоции через физические манипуляции: выстраиваются ходьба, точки визуализации, создается цельный образ».

Через ваши уши пройдет вереница персонажей, вспомнить общее число и назначение которых уже через полчаса будет довольно сложно. Но это не критично, такие прогрессивные виды досуга (а это именно досуг, ничего более) не предполагают использование устаревших атрибутов типа программки, что выдают в привычном нам театре.

Другие города. Город. Право голоса

Так что разрешите представить вам основных персонажей незримого действа: дочь атамана Бабыча Варвара — любит выпить кофею под деревом; некто понаехавший с бархатным голосом — любит подстрекать и футбол, обладает даром предвидения; казак, верный Царю и Отечеству — любит казачку, кажется, потеряет ногу, а может, и жизнь; Тишка — мальчишка, разносит газеты; Григорий — коммунист-подпольщик, появляется, чтобы подкатить к Варваре, а потом стремительно исчезает. Связующее звено между Екатеринодаром 1917-го и современностью — господин приезжий (точнее бархатный голос Станислава Слободянюка).

Помимо этих персонажей на аудиосцене появляются и исчезают комментаторы из числа горожан, красноармейцы, казаки — очень много разномастного народа, всевозможные диалекты, суржик, фрикативное «г». В какой-то момент мозг говорит: «Визуализируй дальше без меня, а я буду просто наслаждаться прогулкой».

Со стороны прогулка выглядит примечательно: толпа людей в наушниках с очень сосредоточенными лицами идет по главной улице города. У прохожих, идущих навстречу, возникает ощущение, будто студенты философского факультета вышли на свежий воздух послушать лекцию об экзистенциализме. Наушников было слишком много, поэтому часть они отдали девчатам с филологического. Откуда прохожим знать, что это не Сартр с Камю, а «Голос города» — логотип на наушниках столь мал, что людям может и не то привидеться. Кибер-войска, например, или младшие родственники Большого Брата.

Другие города. Город. Право голоса

Полифония в вашей голове будет рассказывать многое. В том числе об основах краснодарственности. «И пропахав батько Чепига борозду в поле и сказав: «Хай се будет вулица Красна» — это тоже будет. Конечно, авторы столкнулись с проблемой: нельзя просто взять и рассказать только о Революции, нужна предыстория противоречия. Но при чем тут пресловутая борозда?

По ходу спектакля вас тоже разделят на белых и красных. Выдадут вам пластиковое оружие и попросят навести его на «противников». Жест, прямо скажем, исключительно ненужный, даже в масштабах игры. Примирение в итоге случается путем небольших спекуляций. Спойлер: красные принимают белых за своих же подпольщиков, а белым нипочем, они думают, что наконец-то бунтари одумались — всеобщий мир не за горами. Мир белый и пушистый. Странная метафора для кровавой бойни.

Другие города. Город. Право голоса

«Проблема в том, что мы не хотели устраивать смерть в спектакле, даже понарошку, — говорит Алина Рожкова. — Мы не поддерживаем точку зрения белых или красных, а симпатизируем обычным людям, на долю которых пришлись все эти испытания. Им хватило смелости все это пережить, не сломаться и пойти вперед».

А как же Гражданская война? Будет вам и война, вы что, поверили в сцену примирения? Совсем историю не знаете, но мы вам расскажем. Белая эмиграция — это вообще что за явление? Так, подборка бананово-лимонных треков Вертинского, любители попировать во время чумы, а потом позорно бежать за границу, вместо того, чтобы умереть в братоубийственной мясорубке. Примерно с такой ненавистью и отвращением характеризует эту категорию населения господин приезжий и тотчас же зовет Вареньку сбежать в Париж. В этом примере страшна не противоречивость высказываний персонажа, а утверждение штампованного отношения к истории, его настойчивая трансляция в податливые уши. К слову, у Вертинского было и нечто посерьезнее, что он считал должным рассказать в своих песнях.

Дальше все как в тумане. Специально подобранная поэзия завершает прогулку, твердя что-то о важности выбора и апеллируя рифмами из серии «клич-ключ». А в самом финальном финале вас просят всмотреться в горизонт и подумать, что ожидает наш город в будущем. Только вместо горизонта — вид на «Вкуснолюбов», голубей и краешек парка с прудом. Это взгляд реалиста.

Взгляд оптимиста намного задорнее: если вы не знаете, как провести досуг в Краснодаре, смело идите на «Голос голода». Вам наверняка запомнятся шуточки, ярмарочные потешки, перегруппировки и перестрелки. Перепады тембра голоса и темпа музыки ожидаемо заставят вас расчувствоваться и даже всплакнуть, если вы аудиал. Более того, «Улицы революции» настолько хороши, что вы можете посетить этот иммерсивный спектакль не один раз (каждый раз, как в первый раз) — все равно вы не запомните все детали.

Другие города. Город. Право голоса

«Голос города» — отличный вариант выгулять гостей из других городов. По крайней мере, так кажется на первый взгляд, потому что иногородцы не в курсе, кто такой Бабыч, что за отсылки к трамвайным линиям и ведьме Марфе. Вашим гостям точно понравится продвинутый формат экскурсии, но намеки на местную историю, раскиданные по репликам персонажей, будут для них не совсем ясны. В это время для местных половина того, о чем рассказывают голоса города, — баян с бородой. Всадник и лошадь утонули в грязи. Этот факт уже можно сделать визитной карточкой Краснодара, нарисовать плакат по мотивам происшествия и повесить на въезде в город.

Другие города. Город. Право голоса

«При работе над сценарием мы основывались на воспоминаниях реальных персонажей. Например, сюжетная линия Тишки написана по мемуарам реального жителя Екатеринодара, разносчика газет. Конечно, все имена мы изменили. Часть того, о чем говорят персонажи, мы перенесли в режим слухов и городских легенд», — рассказывает Анастасия Волкодав.

В ходе прогулки непозволительно мало внимания уделяется архитектуре, пережившей революцию и Великую Отечественную, — зато особый акцент делается на монументе под названием «кошелек», что на углу Красноармейской и Гоголя. В Краснодаре все кричат: «У нас нет исторического центра!», — и если игнорировать архитектурное наследие в подобных экскурсиях, мы рискуем окончательно превратиться в город кошельков и собачек. А там и до Саранска недалеко.

На странице в фейсбуке «Голос города» представлен как арт-перформанс. Можно ли представить написание сценария, как арт? Безусловно. Работа над прозаическим текстом и режиссура выполнена на довольно высоком уровне, за исключением индифферентной позиции авторов и финала, который якобы ведет участников в будущее, но не дает никакого исторического урока или опыта. Получается такой хорошо поданный трюизм — как борщ, сервированный в колбе. Вопрос: в какой части спектакля спрятался перформанс? Или само наличие наушников — это перформанс?

Вопросов к реализации отличной идеи — множество, и они копятся с первого «сезона» у большого количества зрителей. Авторы пытаются показать историю с разных точек зрения: одновременно и отстраниться от происходящего, и насытить его пафосными репликами. Насколько успешно удается им сидеть на двух стульях, транслируя прописные истины и не углубляясь в исторические открытия, которые могут перевернуть сознание аудитории?

Ответить на эти вопросы — значит, сделать продукт лучше, играть не только на эмоциях, но и заставлять задумываться над малоизвестными фактами. Благо история нашего города такую возможность предоставляет.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"