Среда Светланы Лаврентьевой. Ирина Коваленко

Это будет история про меня. Очень личное и важное интервью, к которому я шла десять лет. Ирина Михайловна Коваленко — заслуженный врач России, невролог высшей категории, заведующая отделением рефлексотерапии и мануальной терапии краевого клинического госпиталя для ветеранов войн им. проф. В. К. Красовитова. Человек, без которого все было бы по-другому.

Другие города. Среда Светланы Лаврентьевой. Ирина Коваленко. Спецпроекты

К счастью для меня и сотен других пациентов, Вы выбрали профессию врача. Это было сознательное решение, мечта детства?

У меня путь в профессию немного не такой, как у нормальных людей, когда они идут к какой-то цели, к мечте. У меня это получилось аврально. Мамочка всегда мечтала, чтобы я стала врачом, но я ее не слышала. Бредила журналистикой. Мы жили в станице, а перед 10-м классом переехали в Анапу. Там я закончила среднюю школу № 5. Это был очень трудный год, пришлось все начинать с нуля на новом месте. Я училась, много писала, участвовала в олимпиадах, после одной из них даже получила звание лучшего литератора района, готовилась к поступлению в вуз — хотела поехать в Москву, в МГУ. В то время моя мама работала в санатории «Анапа» преподавателем английского и немецкого. Там она познакомилась с Полиной Исааковной Дрозд, заслуженным врачом СССР, потрясающим кардиологом и замечательной женщиной. Меня привели к ней на консультацию, она со мной поговорила и сумела как-то очень быстро донести главный смысл профессии врача: большего счастья, чем помощь человеку, на свете нет. В этот момент все и решилось. 1 августа 1974 года я приехала в Краснодар и поступила в медицинский. Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. И я ни разу не пожалела о своем выборе.

Почему именно неврология?

Было очень интересно. Доцентом кафедры работала Алла Сергеевна Михалева, она научила нас видеть причины, анализировать. Неврология напоминает математику: нужно вычислить, где и почему произошел сбой. Это сложно, но увлекательно. После вуза я — ленинский стипендиат — сразу пошла в клиническую ординатуру к заведующему кафедрой неврологии Маю Яковлевичу Бердичевскому.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Почему не уехали в Москву?

Тогда я об этом уже не думала — оказалась на своем месте в свое время. Буквально жила на работе. Взрослая краевая клиническая больница находилась тогда в здании, где сейчас детская. Мое отделение было на первом этаже, очень сложные пациенты.

Помните первый стресс, когда Вы поняли, что не можете все? Что есть ситуации, в которых медицина бессильна?

Конечно. И такие случаи остаются в памяти на всю жизнь. Это очень тяжело, а невролог — он всегда на передовой. Я болезненно переживаю моменты, когда пациенты уходят из жизни, поэтому выбрала неврологическую реабилитацию. Я умирала со своими пациентами каждый раз и поняла, что долго так не протяну, не получается дистанцироваться. И сейчас я занимаюсь той частью неврологии, где могу чем-то помогать: восстанавливать, ставить диагнозы. Там есть динамика, есть шанс.

Если диагноз неутешительный, нужно ли говорить пациенту всю правду?

Сейчас существует закон о правах пациента, он защищает право на информацию о своем здоровье. Нельзя не сказать, что происходит. Но с морально-этической точки зрения сложно утверждать, что правильнее. Если человек невротик, его эта информация может просто убить. А незнание иногда продлевает жизнь на годы. У меня есть пациентка, которой много лет назад не сказали, что у нее новообразование в гипофизе. Тогда это было неоперабельно, приговор. Сейчас ей больше семидесяти лет, прекрасно себя чувствует. Но это, пожалуй, единственный случай в моей практике. Сегодня пациент сразу получает на руки все заключения, всю информацию.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Мое мнение — это правильно и честно. Когда ты видишь врага в лицо, ты знаешь, что с ним делать.

Да, это шанс. Ты в любом случае должен попытаться что-то изменить. Тебе дана жизнь — борись за нее.

Почему в нашей стране такая высокая смертность от сердечно-сосудистых заболеваний? Плохая наследственность? Неправильный образ жизни, стрессы?

Во-первых, нужно отметить, что в этой статистике есть положительная динамика. В течение последних двух-трех лет у нас стало меньше инсультов — благодаря тому, что появилось больше информации о профилактике, симптомах, лекарствах. Иван Иванович узнал, что Петр Петрович принимает что-то от давления, и задумался о своем здоровье. Но в целом культура здорового образа жизни и преемственность в лечении еще не на должном уровне. Человек выпил таблетку, давление стабилизировалось — и он прекратил принимать лекарства. А это просто невозможно, повышенное давление нужно лечить постоянно. В развитых странах очень хорошие показатели, потому что люди приучены к системе, они занимаются собой, стабильно принимают лекарства, не допускают кризов. Инсультов там значительно меньше.

У нас на Кубани есть какие-то факторы, которые негативно влияют на общую картину?

Честно, я сейчас не готова так углубляться. Достоверной информации у меня нет, а что касается жары, экологии и тому подобного — мы ничем не отличаемся от сотен других мест на планете. Дело не в том, где ты живешь, просто к себе относиться нужно по-другому. Например, если ты болен диабетом, значит, принимаешь какие-то препараты, которые регулируют обмен сахара. Потому что просто нелепо умереть, пропустив инъекцию инсулина. Ты обязан себя к этому приучить. То же самое касается давления. Если ты гипертоник или есть проблемы с сосудами, врожденные аномалии, особенности строения, то нужно относиться к этому серьезно.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Вы работаете только со взрослыми пациентами?

Я очень люблю детскую неврологию, это благодатнейшая почва для восстановления. Но сейчас я от нее практически отказалась — слишком много взрослых пациентов. Всех принять физически невозможно, хотя я работаю и в госпитале ветеранов, и в частной клинике по вечерам. Приходят абсолютно разные люди, есть пациенты из стран СНГ, дальнего зарубежья, много из районов края. При любом диагнозе мне всегда хочется побороться за человека. Надо бороться за каждого. Сейчас доступны большинство препаратов, есть отличная диагностика. Другой вопрос, что все это стоит денег. И тут, к сожалению, многое зависит от возможностей пациента, его социальной стабильности.
А еще до боли жалко врачей поликлиник, их зарплаты до сих пор никак не соотносятся с тем, что они делают.

Может, в этом причины проблем с кадрами?

И в этом тоже. Для чего у нас существует страховая медицина, если многое в лечении платное? Мне кажется, это должно меняться в интересах пациента. Человеку должно стать легче, а не наоборот.

Есть программы диспансеризации. Они, кстати, работают?

Да, с этим в последнее время стало получше. И такие скрининги действительно помогают выявить проблемы на ранней стадии, не стоит ими пренебрегать.

Когда смотришь фильмы или передачи про западную медицину, видишь палаты с цветами, супероборудование. Для нас это пока утопия?

Нет. Мне в этом году пришлось стать пациенткой, по неотложке прооперировалась в одной из наших городских больниц. У меня нет претензий к персоналу лечебного учреждения, мне действительно очень помогли. Отделение отремонтировано, не так блестяще, конечно, как в фильмах, но на достойном уровне. Несколько лет назад все было намного скромнее. А госпиталь ветеранов, где я работаю, вообще привели в идеальный порядок. Наши пациенты счастливы — к 70-летию Победы позаботились о настоящих живых героях, наших бабушках и дедушках. Без преувеличения, спасибо всем, кто в этом поучаствовал.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Сейчас в профессию приходят молодые: как передать опыт?

Раньше я учила, сейчас наблюдаю за коллегами, которые учат. Они делают это хорошо, у молодых есть все шансы перенять опыт и стать достойными специалистами. Нужны просто желание и трудолюбие.

За время вашей работы медицина шагнула вперед?

Разумеется. Постоянно все меняется — диагностика, методы лечения. Сейчас есть великолепный арсенал препаратов, много неплохих и недорогих русских аналогов иностранных лекарств. Плюс оборудование, которое позволяет предупредить болезнь, заметить проблемы до критического момента, найти причину недомогания.

Все болезни от нервов, да?

В любом недуге задействована нервная система. Мы очень зависим от наших чувств и эмоций. У всех разные стрессовые ситуации и разный порог выносливости. Стресс бьет по слабым местам в организме. Где тонко, там и рвется.
Если ты понимаешь, что не можешь выйти из такой ситуации, нужно как-то выживать.

Как защитить нервную систему? Что делать?

Заполнить свою жизнь, найти альтернативу стрессу. Делать то, что приносит радость. Ни в коем случае не концентрироваться на страданиях. Если совсем тяжело — принимать препараты.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Сколько человек может существовать в состоянии стресса?

Всегда по-разному — потому что стрессы бывают разные. Ко мне приезжала женщина из другого города, у которой 16-летняя дочь погибла в аварии. Из такого стресса вряд ли когда-нибудь выйдешь полностью. Сколько листьев на дереве, столько судеб и ситуаций. И каждому человеку нужно попытаться помочь выбраться и продолжать жизнь.

А если человек решает, что больше не может?

Категорически не приемлю. Отвечу как православная христианка: Господь простит все, кроме самоубийства.

Что делать?

Лечить. У нас замечательные неврологи, психиатры, психотерапевты. Нужно лечить, вытаскивать, звонить во все в колокола, искать тех, кто может помочь. Преждевременный уход из жизни — это гордыня, это запредельная гордыня, оборванная судьба и ни единой мысли о тех, кто остается. Как потом близкие будут с этим жить?

А можно замотивировать пациента на борьбу с недугом примером других больных?

Не всегда это работает. Иногда люди не слышат. Есть уровень, когда ты можешь вмешаться и помочь, а есть погружение в депрессивное расстройство, когда нужно передать пациента другому врачу, психиатру. Важно не переоценить свои возможности, чтобы не навредить. Но если ты понимаешь, что история другого пациента сейчас поможет собраться с духом, поверить в свои силы — можно попробовать.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Что нужно знать, чтобы не допустить серьезных проблем со здоровьем?

Есть такое понятие: терапевтическое окно. Это 6–8 часов с начала тяжелого сосудистого недуга, например инсульта. Если попасть в больницу в эти часы, найти тромболитические препараты, можно избежать серьезных осложнений. Люди должны знать симптомы инсульта, инфаркта и при малейшем подозрении немедленно вызывать скорую. Никакого самолечения — нельзя тратить эти драгоценные часы.

А если человек приехал в больницу, а диагноз поставили неверно?

Сейчас гораздо проще поставить диагноз благодаря замечательной технике — МРТ, КТ и другим установкам. Вот раньше не было такого оборудования. Мы можем предупредить большинство тяжелых случаев на стадии диагностики. Но нужна система. Раз в полгода сходить провериться, сделать кардиограмму, сдать анализы.

Западная практика семейного врача, который знает все о том, кто и чем может заболеть, знает наследственность — это хорошо?

Конечно. В рамках советской медицины у нас было что-то похожее. Был участковый врач, который знал всех в районе, вел детей с младенчества, понимал причины болезней в каждой семье. Сейчас это не так, к сожалению.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Давайте о творчестве. Вы пишете стихи, рассказы, издали несколько книг. История с литературой продолжается?

Немного грустное начало у этой истории. Написать и издать первую книгу меня подвигла женщина, которой уже давно нет в живых, — Людмила Владимировна Зайцева, моя пациентка. У нее был рассеянный склероз с онкологией, присоединившейся в последние годы жизни, — тяжелейшее состояние. Но она уходила из жизни с ясной, светлой головой, с улыбкой на лице, без зла к окружающим, с любовью к миру. Она писала прозу и стихи — яркие, легкие, у нее вышло девять книг. Однажды я дала ей свою рукопись со стихами, ей понравилось. В моем первом сборнике «Женская тетрадь» есть ее отзыв.

Как приходит вдохновение?

Всегда по-разному. Чаще всего это то, что тебя поразило, или то, что ты хочешь до кого-то донести.

Расскажите о клубе «Возрождение».

Это просто другая сторона моей жизни. В 1998 году у нас в госпитале зародился клуб по интересам, где сотрудники делились впечатлениями от прекрасного. 17 июня 2016 года мы отметили свое 18-летие. С 2008 года я президент этого клуба, сегодня у нас более 80 человек, и это люди разных профессий.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Кого он объединяет? Что там происходит?

Мы клуб творческой интеллигенции Кубани. Люди приходят сюда раз в месяц, как правило, в последний четверг, чтобы услышать интересные доклады, узнать что-то новое, рассказать о поездках, поговорить об искусстве, литературе, встретиться с известным человеком Кубани, например с замечательным мастером, скульптором Александром Алексеевичем Аполлоновым. Мы очень стараемся, чтобы уровень докладов был высоким, многие члены клуба — доктора наук, врачи, преподаватели. Совершенно разные люди, которых объединяют общие интересы и любовь к искусству, культуре. У них есть творческая жилка. Мы красиво и необычно отмечаем дни рождения, праздники — поем, танцуем, читаем стихи. Люди тянутся в клуб, словно к домашнему камину. У нас нет конфликтов, мы отдыхаем душой, это практически вторая семья. В 2016 году прошел четвертый творческий концерт клуба, он состоялся в Краевом художественном музее им. Ф.А. Коваленко — совместно с литературным объединением «Горячий ключ». У нас в рамках клуба даже свой вокально-инструментальный ансамбль создался — «Бесаме мучо».

На следующее «Евровидение» поедет клуб «Возрождение»?

И поедет! Потому что поют очень здорово.

Вы рассказываете о клубе так же увлеченно, как о медицине. Это творческая энергия, которой нужен постоянный выход?

Мне интересно, я же пишу и, как вы помните, мечтала стать журналистом. А клуб помогает быть в курсе культурной жизни, узнавать новое. Я ведь из-за своей занятости не всегда успеваю что-то интересное посмотреть или почитать. А в клубе мы делимся находками.

Для тех, кто захочет присоединиться к клубу, — как вас найти?

Мы встречаемся в разных местах, предварительно созваниваемся. Можно обратиться ко мне, посмотреть наш сайт. Есть служба оповещения, мы заранее планируем встречи.

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

Я не могу не задать вопрос: как вы все успеваете? Работа, творчество, семья.

Стараюсь. У меня три внучки — шесть с половиной лет, два с половиной года и пять месяцев. Я их очень люблю. Они смысл моей жизни, моя радость, мои солнышки.

Кто из внучек будет врачом?

Я бы хотела, чтобы все — добрыми, отзывчивыми, стремящимися помогать людям, а не просто прожигать жизнь. В востребованности жить лучше. Старшая в игровом центре примерила на себя профессию, ей очень понравилось оперировать. Я за то, чтобы в семье сложилась династия врачей. Мой сын — стоматолог, прошел хирургию, ортопедию, лечебную стоматологию. Сейчас работает в частной клинике. Будем надеяться, девочки тоже выберут медицину.

Остается время на себя?

Моя семья и есть мое время.

Вы не устаете?

Некогда об этом думать. Просто некогда. К восьми на работу в госпиталь, вечерами консультирую в частной клинике или занимаюсь с внучками. Это лучший график для меня, по-другому не могу. Даже отпуск должен быть активным. Я очень люблю путешествовать. В прошлом году заново открыла для себя Россию: Питер, Москва, Золотое кольцо. Это же изумительно красиво!

Другие города. Дело жизни. Среда Светланы Лаврентьевой

А в Краснодаре вам нравится?

Раньше я не очень любила этот город. Сейчас он мне дорог — пришло с возрастом. Здесь моя семья, друзья, знакомые. Идешь по улице, и тебя окликают, здороваются.

Конечно, если бы не вы, то Славянское кладбище было бы в два раза больше.

Это Боженьке спасибо, он помогает.

Давайте замотивируем аудиторию: пусть лучше будут вашими читателями, а не пациентами.

Я скажу прямо, но честно: человеческая жизнь очень короткая. Я искренне желаю каждому не растерять бесценные минуты на какие-то абсолютно пустые моменты. Надо спешить по-настоящему жить, гореть. Я верю, что потом будет продолжение, но хорошее продолжение надо заслужить. Поэтому нужны осознанность и умение получать радость от простых вещей, от каждого дня.

Беседовала Светлана Лаврентьева

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"