Среда Светланы Лаврентьевой. Елена Логунова

Никому не нужны хаотичные гении. Они просто не смогут встроиться в отлаженный издательский механизм. Откажитесь от мысли о собственной исключительности, нет ее. Вы часть конвейера. Без издателя у вас не появится читателей.

Другие города. Среда Светланы Лаврентьевой. Елена Логунова

У тебя рабочий день в разгаре. А настоящий писатель в нашей стране обычно сидит и не работает, он ждет музу. 

— Наверное, это зависит еще от типа характера. Потому что, теоретически, можно сидеть на берегу, ждать, когда тебя настигнет муза, пить самогон (а больше ни на что денег не хватит, если не работать) и ждать, когда ты совершишь нечто великое. Или когда мир отреагирует на то великое, которое ты, конечно, уже совершил. Но у меня нет желания просто сидеть, а есть желание жить и получать удовольствие от реальной жизни в ее больших и малых проявлениях,  а работа – она в том числе, если это любимая работа.  Она является удовольствием, и пренебречь ею ради того, чтобы сидеть на завалинке и смотреть в светлые дали, я лично не могу. И вообще мне кажется, что это абсолютно надуманная ситуация – возводить на пьедестал некого человека только потому, что он что-то написал. Ну и что? Сейчас все грамотные, возможность что-то написать есть у всех. Не у всех есть, что высказать, — это факт. Но это уже даже не зависит от того писатель ты или не писатель. В моем представлении, литературная деятельность — это просто некая работа или  хобби.

Значит, литература — это все-таки 90% труда?

— Нет, наверное, пополам. Пополам труда и пополам удовольствия. Потому что если это не доставляет удовольствия – сидеть и писать никто не будет. А талант или божий дар – он априори должен присутствовать изначально.

Когда пришло осознание того, что ты писатель?

— Писалось всю жизнь, что-то поняла и как-то стала претендовать, хотя бы для самой себя, на некий статус писателя я только после того, как начали публиковать. Потому что было ощущение, что пишут многие, и очень многие себя воспринимают как непризнанных гениев. А толпиться в этой большой очереди мне откровенно не хотелось. Поэтому писателем я себя почувствовала, когда меня стали печатать. Там же цепочка на самом деле совершенно конкретная: если тебя печатают, значит, тебя покупают, если тебя покупают, значит, тебя читают, потому что покупают именно с этой целью. Вот когда убедилась, что читают, тогда и появилось ощущение, что я писатель.

А жанр иронического детектива откуда? Ты же серьезная женщина.

— А ты попробуй побудь серьезной женщиной без здоровой иронии. Жанр сам пришел — это было для меня самое очевидное, то, что очень легко ложилось на обычную мою манеру держаться, говорить, писать. Там не надо было заставлять себя ничего делать, просто открыть шлюзы: вот есть некий концепт, некая сюжетная идея, а вот так я могу об этом рассказать. Да, автор и главные герои похожи на меня, безусловно.

Материал где берешь? Из жизни?

—  Конечно, но она никогда не переносится в чистом виде, обязательно так или  иначе перерабатывается. Какие-то куски, фрагменты можно угадать.

«…На центральной площади крутилась красивая расписная карусель с лошадками, грузоподъемность которых позволяла им нести даже взрослых.

Дяди и тети с блаженными лицами пупсов галопировали на карусельных жеребцах и кобылицах под звон литавр и трубные звуки живого оркестра.

Из динамиков лилась бодрая музыка в записи, галдели дети, птичками щелкали фотоаппараты, журчал искусственный ручей, а в центре озера фыркал фонтан. Было очень похоже, что так проявляет себя легендарная чудо-юдо-рыба-кит в глубоководном погружении.

«Как в сказке!» — восторженно ахнул мой внутренний голос.

Слева меня, ловко переступая двухметровыми ногами, прошагал скоморох на ходулях. Справа, приплясывая, протопал яловыми сапогами коробейник с сувенирами. Над толпой цветными пятнами качались надувные шарики на ниточках и комья сахарной ваты на палочках.

Я непроизвольно облизнулась».(с)

 

Вот, видишь, а ты спрашиваешь. В последнем на данный момент романе, который писался про Сочи Парк как раз, — многие мои коллеги себя узнают, потому что я даже не меняла имена.

И что говорят по этому поводу?

— Довольны, рады. Кто-то говорит: «мало меня», «а где я?», «а почему меня нет вообще?» А с моей стороны это некий теплый респект по отношению к коллегам, потому что ничего не мешало поменять имена, но так, с живыми людьми, интереснее.  Все берется из реальной жизни, этого так много на самом деле, зачем что-то еще придумывать? Главное это собрать,  переварить, оформить, и персонажи сами собой получаются.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"