Среда Светланы Лаврентьевой. Елена Логунова

Никому не нужны хаотичные гении. Они просто не смогут встроиться в отлаженный издательский механизм. Откажитесь от мысли о собственной исключительности, нет ее. Вы часть конвейера. Без издателя у вас не появится читателей.

Другие города. Среда Светланы Лаврентьевой. Елена Логунова

У тебя нет, как у многих современных писателей,  острой потребности бывать в литературных кругах, участвовать в дебатах, вести активную окололитературную  деятельность?

— Нет, потому что я не позиционирую себя как «великий русский писатель». Я пишу, мне это нравится. Меня читают – слава богу, замечательно. Но делать из этого какое-то событие – увольте. Я же не творю ничего великого. Когда я слышу «известная краснодарская писательница», напрягаюсь. Это даже звучит противно и гадко. Вся фишка-то в том, что я получаю удовольствие от творчества и мое вознаграждение именно в процессе. И поэтому не так важны гонорары, признание. Мне все равно,  носят на руках или не носят, складывают ли к ногам букеты цветов. Если есть эти плюшки – хорошо, если нет  — они не нужны. И потом, я же человек очень ироничный, саркастичный. Ехидный прямо скажем.  И я не могу серьезно воспринимать треп о писателях, какой-то значимости, о творческих процессах, которые смысл жизни. Все это,  на самом деле, в большой степени игра.

А с литературой что происходит? Она умерла или возродилась?

— Это волнует функционеров от литературы и издателей. Дело есть, в первую очередь тем, кто зарабатывает на этом деньги. Вот их заботит состояние литературного процесса, потому что это напрямую связано с их бизнесом. Что касается людей в целом, я не думаю, что кто-то будет в принципе серьезно задумываться на тему умерла литература или нет. Как сказать, что она умерла, если книжек очень много, и в этом общем потоке всегда можно найти какое-то количество хороших книжек. И что такое хорошая книжка, каждый понимает по-своему. Дефицита книг нет. Проблем с доступом к литературным произведениям – как старым, так и новым – нет. Оценка их качества всегда в большой степени субъективна. Говорить, что литература умерла – то же самое, что говорить театр умер, об этом лет 150 кричат уже. По-моему, она прекрасно живет. Надо говорить, наверное, о другом: о том, что чтение как таковое уходит на второй план – его здорово потеснили новые возможности получения информации. И нет в этом, на самом деле, ничего ужасного, это нормально. Когда-то основным способом передачи знаний и эмоций для пещерного человека было пойти нарисовать бегущую антилопу и себя с копьем в руке и так самовыразиться, оставить некую информацию, а другие придут, поглазеют и что-то в этом поймут. Время прошло, никто уже не пишет на стенах, ну кроме некультурных людей, которые пишут нецензурные слова. Бумажный носитель с печатным текстом – он тоже, в общем-то, сдвигается в прошлое. Я очень редко читаю бумажные книжки, хотя я их люблю. А вот то, что их получить сложнее, делает меня сторонником электронных книг. Потому что электронную книгу я могу найти быстро, без проблем и, как правило, еще и бесплатно. Бумажную книжку – ту, которую мне хочется, — мне нужно либо идти искать в магазинах (и я ее не найду, скорее всего), либо заказывать где-то на литературных сайтах, ждать, пока она придет, как-то оплачивать, идти куда-то ее получать… Такое количество неудобств меня заведомо ангажирует в сторону электронной книги.

Все скачивают, выкладывают, копируют. А как же авторское право?

— Я сталкивалась с авторским правом с разных сторон – и у меня крали и меня недавно обвинили в том, что я «украла авторский текст». Я тебе расскажу, это прелестная история. У меня к авторскому праву очень ровное отношение. Я написала книжку. Мне за нее заплатили гонорар – за книжку, которая выходит в бумажном варианте. Почему, собственно, я должна нервничать от того, что мое произведение появится где-то еще на сайтах? Да, их много, да, их читают бесплатно, но простите, я, как читатель, точно также бесплатно скачиваю и читаю книжки, которые мне нужны. В моем представлении это справедливый обмен. Почему я должна требовать каких-то денег за эти произведения? Я получила гонорар за бумажную книжку, если она выйдет второй, третий, пятый раз в бумажном виде, мне снова заплатят. Таким образом все, что идет в электронном виде, в моем представлении, должно распространяться абсолютно свободно. Этот вопрос волнует не столько авторов, сколько издателей или правонаследников, те. не тех людей, которые сами производят продукт, а тех, которые на нем наживаются, а это большая разница. Что делать с плагиатом? Во-первых, мне кажется, слухи о наличии плагиата сильно преувеличены. Очень редко у кого-то что-то крадут. Очень смешат меня начинающие авторы, заведомые графоманы, малоталантливые, которые боятся, что их книжку сейчас украдут. Ну как же мы пошлем ее издательству, ее же выпустят под чужим именем? Милые вы мои, зачем же ее красть, если вы сами готовы заплатить за издание? Не тот это продукт, который будут красть.

А когда в Сети воруют?

— Когда просто копируют без разрешения — это нормальное явление. Пора  признать Сеть пространством, свободным от авторского права. Но если я встречу на каком-то ресурсе свой текст под чужим авторством – это будет откровенно оскорбительно, это уже преступление.  Но с такими случаями я пока не сталкивалась. Для меня пиратство в сети – это публикация моих текстов  в огромных количествах на ресурсах со свободным доступом, но это меня не беспокоит абсолютно. Меня вот недавно саму обвинили в плагиате, представляешь?  Я была очень удивлена. В одном из произведений, написанных уже лет десять назад, герои переиначивают детскую песенку: «Далеко, далеко на лугу пасутся ко..», перебирают все возможные смешные варианты от кобры и команчей до Кондолизы Райс. И вот недавно издательство сообщает мне, что наследница авторских прав, дочь поэта, написавшего стихотворение «Далеко, далеко на лугу пасутся ко…»,  выставила иск. В нем подробно описано, как в книге Логуновой (переиздавалась 6 раз!), на странице такой-то украдена строчка из стихотворения (повторяется она 4 раза!). Оскорбленные наследники требуют материального возмещения.

По-моему мнению, это откровенная чушь – строчка из детской песенки, которую посчитали плагиатом. Никто даже не знал, что это авторский текст. А он, оказывается, 1954 года выпуска, из детской книжки. Издательство теперь ведет переговоры, пытается  решить дело миром. Это дикость, а люди относятся к этому совершенно серьезно. Те люди, которые не имеют отношения к творчеству.  Им не знакомо удовольствие от процесса создания произведения, зато у них есть силы и время заниматься борьбой за чистоту авторских прав своих дедушек. Две категории – наследники и издатели. А писатель, как правило, к этому отношения не имеет.

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"