Внутренняя империя

Стадион «Краснодар» вызывает восхищение абсолютно у всех горожан — вне зависимости от степени любви к футболу. Оно и понятно: постройка максимально нетипична для наших широт, с какой стороны ни посмотри. Но за каменными стенами этого «Колизея» (или «Гализея», как его нежно прозвали местные) стоит труд тысяч людей, и это не только строители, как вы могли сейчас подумать. Несколько сотен человек работают стюардами и хостес на каждом матче: в чьи-то обязанности входит только просканировать билет, а кто-то должен при полном параде сопровождать высокопоставленных гостей на их места.

Мы встретились со стюардом и хостес стадиона, чтобы они на условиях анонимности рассказали нам, сколько им платят, можно ли проникнуть на игру без билета и кто покупает места в VIP-ложу за 60 тысяч рублей.

Другие города. Прямая речь. Внутренняя империя

Люди в манишках

Стюарды — основная категория наемных сотрудников стадиона «Краснодар». На эту работу набирают почти всех желающих от 18 лет и до бесконечности. Бодрые бабули — не исключение. Это те самые, кто был волонтером на Олимпиаде и теперь жить не может без экшена. Их в основном ставят на работу с инвалидами.

Стюарды стоят на входах — помогают сканировать билеты, проводят досмотр или работают внутри самого стадиона. За их работой следят главные по десятке и сотне (десятники и сотники, как их здесь называют). Еще выше в контролирующей цепи стоят управляющие, они регулируют работу всего механизма.

Другие города. Прямая речь. Внутренняя империя

Конфликтные ситуации случаются нечасто, но предусмотрительность превыше всего — напротив одной из раздевалок на стадионе даже есть камера для задержанных. Один раз был случай: на стюарда полез пьяный болельщик, порвал ему куртку, разбил палец в кровь. Обошлось без заявления от сотрудника: драка — дело двоих, тут оба виноваты.

На стадионе ФК «Краснодар» есть обычные места, VIP-места и VIP-ложа. У постройки 7 этажей — 4 сверху и 3 под землей. Поле — это минус первый.

В зависимости от сложности матча меняется количество стюардов на стадионе — на играх против «ЦСКА» или «Спартака» больше, на «Уфе» меньше. Сложность — это не только заполняемость, но и адекватность фанатов конкретной команды. Говорят, что на входе в фанатский сектор стоит огромный сканер, как в аэропорту. Проходишь через него, и даже если у тебя что-то, простите, внутри припрятано, — он найдет. Впрочем, это не помешало фанатам «Спартака» пронести на матч файеры и поджечь ими собственные растяжные флаги. Но это отдельная история.

Изначально в стюарды набрали 800 человек. На матчах внутреннего чемпионата работают около 300, на Кубке Европы — больше 500. Платят им 150 рублей в час, за игру выходит около 900.

Стадион открывается за два часа до начала матча, за три персоналу необходимо быть там. В среднем продолжительно смены — 6 часов. Из одежды стюардам выдают только манишку и на матчах Лиги Европы — белые перчатки для досмотра.

Фанаты у нас смекалистые — мужчины берут мягкие пачки от майонеза, промывают их и заливают туда алкоголь. А потом скотчем прилепляют под мышкой. Распознать на ощупь практически невозможно.

Турникеты и взятки

Обучение стюардов длится три дня. Первые два — теоретическая часть: рассказывают об искусстве управления толпой, как понять, что поднимается паника, как правильно всех эвакуировать. В качестве примера приводят ситуацию, когда неправильные действия стюардов стали причиной обрушения стадиона (вероятно, имеется в виду трагедия на «Эйзеле» в Бельгии — прим. ред.).

До открытия нового стадиона персонал проходил обучение на арене ФК «Кубань». Однако контингент и обстановка на матчах двух краснодарских команд — это, как говорится, две большие разницы. Основная группа поддержки «Краснодара» — это дети из Академии с мамами либо сотрудники «Тандера». Ультрас в традиционном понимании у этого клуба нет. На практике стюардам даже рассказывали про идеальный мир, в котором они будут учить болельщиков примерному поведению — не драться, не хамить, не есть семечки.

Другие города. Прямая речь. Внутренняя империя

На новом стадионе турникеты от пола до потолка, а на «Кубани» — обычные триподы, через которые можно легко проскочить. Во время матчей «желто-зеленых» рядом со стадионом стоят ОМОНовские машины, но обычно те, кто приехал следить за порядком, решают совместить приятное с полезным. Для посетителей «Кубани» хождение туда-сюда без билетов — обычная ситуация, которая просто невозможна на стадионе «Краснодар». Равно как опция заплатить стюарду за вход и пройти. Пока не просканируешь штрих-код, не пройдешь. Причем сделать это можно только один раз — передавать использованный билет кому-то еще просто бессмысленно.

Часто люди приходят в начале второго тайма и говорят: «Кому тут заплатить, чтобы пройти?». Но у стюардов нет никакой универсальной карточки, чтобы кого-то пропустить или даже пройти самим.

Всем стюардам, прошедшим обучение, выдают удостоверение, с которым можно работать на любом стадионе. Но это, конечно, не приветствуется.

Сотрудникам стадиона нельзя смотреть футбол — на поле все стоят спиной к происходящему. Тебе нужно работать, а не развлекаться. Во внутренних помещениях по периметру стадиона установлено множество телевизоров, на экранах которых изначально транслировали матчи. Но многие люди просто уходили с поля в ресторанчики и там смотрели футбол. Галицкому это не понравилось, и вместо дублирования происходящего на поле там теперь реклама Академии или трансляция параллельных матчей.

На матче Россия — Коста-Рика, которым открыли стадион, был аншлаг: многие хотели посмотреть скорее на объект, чем на игру. Поединок сборных России и Кот-д’Ивуара собрал в пять раз меньше людей, чем матч «Краснодар» — «Уфа». На Восточной трибуне VIP-места вообще не купили (билет стоил 5 000 рублей). В итоге они достались воспитанникам Академии и их родителям.

Модели и супер-VIP

Простые смертные едят фастфуд за свой счет, для владельцев VIP-билетов есть отдельный ресторан со шведским столом — стоимость включена в билет. Кормят хорошо, даже очень, хотя с открытия стадиона блюда немного упростились: в начале были стейки с брусничным соусом, а теперь винегрет, «Цезарь» и картошка. В этом же ресторане могут поесть хостес –— еще одна группа персонала на стадионе, только привилегированная.

Другие города. Прямая речь. Внутренняя империя

Хостес — это VIP-стюарды. Они стоят на входах для особо важных персон и сопровождают их к особо важным местам. Платят за такие услуги чуть больше, чем стюардам — 1 500 рублей, но и отбор жестче. Сюда не попасть всем желающим — для привлечения хостес стадион заключает договор с агентством Art Models: среди кандидаток проводят кастинг. Все сотрудники стадиона работают по договору об оказании услуг, но хостес платят не напрямую, а через то же модельное агентство. Всего на стадионе 30 длинноногих красоток в белых рубашках, классических черных юбках, туфлях-лодочках и с характерным зеленым галстуком. Выдают, кстати, все, кроме обуви и юбки.

VIP-VIP — так между собой сотрудники называют тех, кто купил места в VIP-ложу, — отдельную комнату на 12 персон, с кожаными креслами, витражным окном с видом на футбольное поле и собственным выходом к чаше стадиона. Владельцев билетов этого премиум-сегмента ждут полностью сервированный стол и услужливые официанты. Раньше западную часть обслуживал персонал ресторана «Акварели», а восточную — «Родины южной кухни». Сейчас на работу набрали своих официантов и поваров, и только для ложи Галицкого на западной трибуне все еще готовят «Акварели». Шеф-повар этого ресторана очень любит добиваться внимания молоденьких девочек, так что хостес прозвали его «мастером на все шутки».

В основном VIP-ложу выкупают на весь сезон. Кто эти люди — неизвестно, но в их разговорах прослеживается судебная и общая правовая тематики. Ложа стоит три миллиона рублей — это за все 12 мест. С человека это примерно 60 тысяч рублей за игру.

Ситуации с неадекватными посетителями случаются и в элитных секторах стадиона. Как-то раз в VIP-ложу к Галицкому пытался попасть какой-то пьяный тип. Когда у него спросили билет, он открыл кошелек и стал тыкать в хостес красной корочкой. В итоге охранник его увел. Потом сотрудники узнали, что в этой корочке было написано что-то вроде «экологическая безопасность».

Другие города. Прямая речь. Внутренняя империя

Актер Данила Козловский приезжал на стадион уже два раза и каждый раз вызывал немалый ажиотаж. Суть в том, что он снимет фильм, в котором сыграет главного героя — футбольного тренера. Часть съемок пройдет на стадионе «Краснодар» в июне этого года.

Система навигации футбольной арены — это отдельная боль. Хвалит ее, кажется, только создатель — Артемий Лебедев. Даже если нет проблем со зрением, определить где какой туалет довольно сложно. Помогают большие окна, которые пропускают много света, — иногда на рельефные опознавательные знаки падает тень. Тогда-то их и можно заметить (почти как вход в Морию). Люди теряются, особенно нечастые посетители. Более того, даже мусорный бак тяжело найти — он ведь тоже в цвет стены. Это удивительно, ведь на стадионе продумано все, вплоть до самых мелочей.

Иллюстрации: Анастасия Ростовцева

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"