Яйцо в горах. Горы в Сочи

В яйце — пространство для творчества и отдыха. И да, если вы, одичавший житель мегаполиса, впервые приехали на заповедные склоны Красной Поляны и вдруг увидели на берегу бурной горной реки внушительных размеров яйцо, знайте: вам не померещилось. Версии вроде возвращения птицы Рух и секретной базы инопланетян (хотя кто знает) оставим для конспирологов. Истинным искателям приключений сдадим все явки и пароли: под куполом яйца находится первое на юге России DoItYourself-пространство – Coop Studio. Мы пообщались с авторами проекта Марией Массух, Александром Илюхиным и Антоном Семеновым.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Как появилась идея построить «Яйцо» и переехать на Красную Поляну?

Мария: Я всегда думала о том, что здорово жить и работать на природе, в очень красивом месте, но чтобы рядом были инфраструктура и возможность общаться с новыми людьми, реализовывать какой-то культурный проект.

Как бы ни хотелось иногда отдалиться, уединиться, ты воплощаешь идеи не столько ради себя, сколько ради других.
Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи
Мария Массух

Красная Поляна стала ключевым местом, потому что она совместила все, что нам нужно. Во-первых, это экологически чистая и уникальная по своей красоте зона. Я думаю, каждый путешественник видит это своими глазами. В то же время здесь есть все необходимое для жизни современного человека. Я родилась и выросла в Москве, в большом городе. Если мне нужно что-то для производства, мне бы хотелось иметь это в непосредственной близости — не так, чтобы с другого конца страны везти.

Как Москва уступила место Красной Поляне? Чем пришлось пожертвовать ради реализации задуманного? Не страшно было все изменить?

Мария: В нашем проекте все произошло достаточно быстро: не было ощущения, что мы как-то насиловали ситуацию. Ребята собрались переезжать, меня уговаривали. Я решила рискнуть, тем более в Москве на тот момент меня ничего особо не держало.

Если бы эта ситуация произошла лет пять назад, мне было бы очень страшно рискнуть и переехать. Для меня это стало бы жертвой — отказаться от работы, связей, друзей, семьи. Это был бы отказ от профессиональных амбиций, которые реализовывались только в Москве. Я работала журналистом, а если ты хочешь какого-то успеха в медиа, ты можешь его достичь только в крупных городах.

Потом моя жизнь изменилась. Я поняла, что на самом деле никаких амбиций нет, мне всего этого не хочется. Я ничем не пожертвовала, только приобрела. Более того: если посмотреть назад и подумать, хочу ли я обратно в ту жизнь, которой жила пять-семь лет назад — это был классный этап, но нет, я не готова идти за своими желаниями, чтобы чего-то добиться, чтобы кому-то что-то доказать. Жертв никаких нет.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи
Антон Семенов

Антон: Обратно в Москву меня не тянет. Для меня, как бы высокопарно это ни прозвучало, здесь второй дом. Конечно, это не сразу произошло. Когда я в первый раз прилетел в Сочи, было ощущение, что пора улетать обратно. И я улетел, но обещал вернуться. Вернулся обратно в свой день рождения.

Я люблю Москву, люблю свой дом. Я не считаю, что в Москве все бегают, все грубые, не общаются. Мы все люди, просто в Москве люди устают от офисной работы. Допустим, если бы билет не стоил дорого, и люди получили возможность летать сюда на выходные, это было бы очень здорово.

Александр: Я сам из Тулы, с ребятами познакомился в Москве. У нас уже был некоторый опыт творческих проектов, но в основном это были камерные встречи, какие-то небольшие мероприятия. Главное, что привлекло меня в идее Coop Studio — это концепция DIY (do it yourself). «Сделай сам». Я с 14 лет участвую в проектах, которые мы реализуем сами, без посторонней помощи.

Сейчас очень востребовано понятие «экологичный образ жизни»: человек отказывается от вещей, которые несут шлейф загрязнения. Это касается и внешних, и внутренних процессов: например, вся технология нашего строительства основана на использовании возобновляемых либо минимально токсичных материалов. Что касается наполнения проекта — это максимально комфортная творческая среда, где каждый может раскрыть свой потенциал. Мы неслучайно выбрали символ яйца — это гармоничная форма, внутри которой всегда есть содержание, есть жизнь.

Как собиралась команда?

Мария: Спонтанно, как и все лучшее в жизни. Все мы искали возможность переехать в Красную Поляну, каждый — по своим причинам, но обязательно вместе. Нам хотелось переехать и попробовать жить на природе. Мы изучали возможности, сводили дебет и кредит, определялись, что мы можем себе позволить.

Читайте также

Мы просто раскидали, кто и что умеет. Саша Илюхин прекрасно разбирается в инженерке, электрике, технических моментах, вопросах безопасности, — он строил дома. Кирилл Пантяшин уже много лет изучает эко-архитектуру, построил жилье в таком стиле, и там тоже все сделано вручную. Баир Буянжаргалов — мастер работ по дереву, делает мебель и детали интерьера. Я больше разбираюсь в культурно-гуманитарной деятельности и рисую. Антон Семенов подключился еще из Москвы, на этапе визуализации, потом рискнул и приехал к нам. Плюс я взяла на себя все договоренности, переговоры, потому что проект вести надо было мне.

К нам часто приезжали друзья — это тоже было неожиданно. Они просто звонили и говорили, что сейчас в Сочи. Мы отвечали, что тоже на месте и у нас полная задница. Так оно и было, потому что просто не хватало рук. Например, Баир приехал на несколько месяцев на стройку, а потом остался с нами поработать на баре, потому что он очень хороший чайный мастер, один из самых серьезных в России по культуре матэ. Он работал в любимом нами чайном клубе «Клуб матэ» в Москве. Это очень интересное место, которое нас во многом вдохновило на создание своего пространства.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи
Александр Илюшин

Александр: Команда единомышленников собрала людей из разных городов. Я переехал в Красную Поляну из Москвы, где в то время работал со своим другом. Он занимается проектами в области экологии, в том числе экологии сознания. Один из главных принципов этого подхода — симбиоз человека и природы. Человек выступает творцом, он первоначально задает самые лаконичные для природы формы, которые она потом сама обживает. Даже банальные тропинки располагаются не по линейке, а так, как они возникли бы в дикой природе. Все делается своими руками, с полным пониманием окружающей среды и задач нового пространства.

Почему «Яйцо»?
Мария: Изначально была задача сделать все вручную, с нуля, взять максимально пустое, не облагороженное место. Так как мы следуем идеям экологического строительства, изучаем его принципы, для начала мы взяли просто газон и стали обыгрывать разные варианты. В шутку Саша и Кирилл сказали: «Может быть, яйцо? Потому что это логотип проекта». Я подумала, что это отличная идея, и мы начали искать.

Вы называете свою форму организации «арт-кооператив», а какая идея появилась первой: кооператив или пространство?

Мария: Вначале появился кооператив. Слово «кооператив» у многих вызывает вопросы, недоверие. С точки зрения коммерческого успеха, принятого в обществе, я не могу сказать, что кооператив — это удачная модель, но с точки зрения удовольствия, счастья и достижения каких-то творческих высот — это высота, которая не видна снаружи. Это внутреннее решение быть в команде людей, каждый из которых любит свое дело и хочет им заниматься искренне, даже если ему не платят.

В самый трудный момент, когда хочется все бросить, я понимаю: даже если у меня не будет никакой платы за то, что я сейчас делаю (а такое возникает чаще, чем хотелось бы), я бы все равно этим занималась. Это невозможно измерить финансовыми показателями.

Александр: Мы не остались без труда и занятости. Мы инициированы своими собственными идеями. Нами движет больший двигатель, нежели просто заработная плата. Мы достигаем поставленных целей, и результат принадлежит нам. Здесь мы можем делать то, что хотим.

Как появилось само пространство?

Мария: Оно стало логическим завершением того, чем мы занимались три года: организовывали творческие мероприятия, мастер-классы, выступления музыкантов. Я писала материалы на темы, близкие мне. И поняла, что нужно какое-то пространство, где можно было бы собирать друзей.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Мне хотелось делать что-то свое с нуля, решить задачу, которую еще никто не решал при мне.

Я уверена, что где-то в мире, на другом конце земного шара есть, возможно, такое же «Яйцо». Когда-нибудь я его увижу, и мы поймем друг друга. Но сейчас в обозримом пространстве нет проекта, который делал бы то же самое. Если вы есть — пожалуйста, откликнитесь, очень хотелось бы познакомиться.

Расскажите о самой стройке.

Александр: Когда мы решили строить «Яйцо», нам понадобилась квалифицированная помощь. Так мы вышли на архитектурную команду Freedome, которая по нашим эскизам спроектировала конструкцию. Они были единственные, кто согласился реализовать такую форму купольного строения.

Купола используются в основном в геодезических сферах, где все держится на коннекторахДетали стальных узлов крепления деревянных решетчатых куполов зданий, которые предназначены для устройства кровельных каркасных конструкций зданий и сооружений. и крепежах, да и привычные для их изготовления токсичные материалы нам не подходят. Здесь мы нашли точки взаимодействия и полностью держались нашего концепта. Построили все своими руками от и до, только иногда привлекали людей на те работы, с которыми не справлялись в срок. Нам помогали все: местные райдеры, влюбленные в эти горы, соседи, друзья.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Мария: Мы в гараже собирали детали, мебель, вывески, двери, готовили материалы для подиума. Вызывали компанию по вопросам безопасности, пожарных.

В какой-то момент мы просто не справлялись. Когда подписали договор, можно было уже идти и строиться. Начали подтягиваться друзья. Мне сложно это вспоминать, потому что это был физически тяжелый период. Но я видела, сколько людей нас поддерживало, — мы им очень благодарны.

Наполнение «Яйца»: был ли заранее придуман план?

Читайте также

Мария: Нет, плана не было, честно. Естественно, какие-то детали были продуманы. Например, нужен диван, чтобы было куда сесть, нужен стол, чтобы поставить чашку с чаем, нужна маленькая барная кухня, чтобы мы могли помыть посуду. То книги кто-то подарит, то кто-то от скуки начинает плести — и получается ловец снов.

Или кто-нибудь картинку нарисовал, повесил. Мы всему рады. Потихоньку собирается небольшая выставка. Свет мы продумывали заранее, хотели как-то его обыграть минимальными средствами, чтобы создать уют. А потом все начало само рождаться. Нам сделал светильник наш друг — дизайнер Юра Дюб, который из переработанных материалов делает совершенно чумовые футуристичные светильники.

Что там внутри есть, какие составляющие?

Александр: Есть четыре составляющих. В первую очередь, это пространство для творчества. У нас очень много инструментов: различные виды бумаги, карандаши, краски, тушь, музыкальные инструменты. Во вторую — это безалкогольный бар, который для многих здесь редкость. Многие из посетителей заинтересованы в том, чтобы выпить. Но все больше становится тех, кто рад отсутствию алкоголя…

Третья составляющая — магазин. В основном здесь продаются вещи нашего кооператива. Это может быть предмет для интерьера, одежда или открытки — все из экологичных материалов, сделано с минимальным вредом для природы. Находятся мастера, которые делают хорошие, очень качественные вещи с виденьем, своим стилем. Таких людей мы вовлекаем, и они становятся частью нашего магазина.

Четвертая составляющая — площадка для выступлений и мастер-классов. У нас она большая, позволяет принять достаточное количество гостей. Во время концертов проходящие мимо останавливаются, слушают музыку, танцуют. Люди довольны. Эта возможность быть счастливым и есть важнейшая ценность.

Арт-кооператив — это открытая система? Любой человек к вам может обратиться?

Александр: Человек может сказать, в чем он мастер и что делает. Если мы совпадаем, то можем дальше работать. Это главное. К нам обращались люди с ограниченными возможностями, которые тоже имеют огромный потенциал.

Мария: Для этого нужно, чтобы человек чем-то горел, делал то, что его толкает вперед. Я не могу себе представить ситуации хуже, чем кого-то заставлять развиваться. Во-первых, кто мы такие, чтобы кого-то заставлять? Во-вторых, человека, у которого есть способности, таланты, желание их развивать, видно за километр.

У всех людей есть какой-то талант, какие-то способности, я в этом уверена. Просто есть те, кто это осознает и развивает, а есть те, кто на это забивает. Тогда они предают сами себя.

Так как мы — проект творческий, я бы хотела видеть людей, которые развиваются в разных областях искусства и культуры и могут привнести что-то в проект. Тот, кто к нам попадает, по-любому от нас что-то берет, даже сам того не осознавая. Он уже делает какой-то качественный скачок. Многие художники, с которыми мы сотрудничаем, никогда не видели своих работ на ткани, открытках, плакатах. Они всегда рисовали в стол либо у них были идеи, которые они не могли сами воплотить. Просто не хватало смелости. А чтобы быть смелым, нужен один человек, который в тебя поверит, который предложит попробовать. Мы как раз такие люди.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Творчество едино, это не конечная цель человека, это процесс. У этого процесса очень много граней. Сегодня ты художник, завтра берешь в руки гитару, послезавтра танцуешь. Ты не можешь сказать, что ты строишь, а остальное все не твое. Такой этап уже закончился: мы наблюдали великих художников, которые всю жизнь расписывали стены или всю жизнь играли только на скрипке. Это гении, которые навсегда останутся в истории. Но сейчас немного другая ситуация. Сейчас многогранность человека выходит на первый план. Нужно двигаться, чтобы как-то развиваться, не стоять на месте. Мы хотим находиться рядом с такими людьми.

Антон: Творчество можно применить к любой профессии. Не только к художнику или музыканту. Когда человек говорит, что ему здесь понравилось, ему здесь хорошо, надо понимать, что человек говорит это серьезно. Можно не верить в ауру или еще что-то, но ты приходишь и получаешь некое моральное удовлетворение.

Были ли этапы, когда хотелось все бросить?

Читайте также

Мария: Мы в какой-то момент переоценили свои способности. Жизнь и обстоятельства требуют от тебя больших усилий, чем ты планировал. Это были полгода подготовки в режиме нон-стоп. Мы жили только стройкой, не могли отвлечься ни на что другое. В такой момент психика перегревается, тело устает, спина болит.

Когда ты прыгаешь туда, где ты еще ни разу не был, никто из твоих знакомых не может сказать, как делать, чтобы все было хорошо. Нам могли только советовать опытные люди: родители, друзья, которые сталкивались с чем-то похожим.

Ни один человек не мог сказать, что он делал нечто подобное. Трудности были в неизведанном. А вдруг не получится? Вдруг мы делаем все это зря? Может, это никому не нужно? Мы сейчас напрягаемся, на износ работаем, а пользы это никому не принесет.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Мы это прошли, сейчас у нас новый виток. Если ты с трудностью не справишься, ты все равно приобретешь этот опыт. А если справишься, то это будет маленькая победа. У меня даже есть такой файл в компьютере, называется «Дневник горе-стартапера». В нем я описываю все свои провалы максимально честно. Друзьям или знакомым ты рассказываешь по-другому. О провалах писать очень сложно. Но бумага все стерпит.

Какова была мотивация двигаться дальше?

Мария: У нас не было бизнес-плана или стратегии. То, что мы делали, не вписывалось в привычные модели. Это просто мечта, которой мы жили. Когда ты умеешь мечтать, тебе не нужна какая-то мотивация.

Если вы ни о чем не мечтаете, не хотите построить лучший мир вокруг себя, то сколько бы вы ни платили, ничего не получится, или получится, но ненадолго. Я считаю, лучшая мотивация — это стремление к чему-то более высокому, не всегда объяснимому, ощутимому. Мне всегда сложно на эту тему говорить, потому что я еще не нашла слов. Могу сказать одно: мотивационные советы ничто по сравнению с мечтой.

В «Розе Хутор» непросто найти место. Землю выкупили или взяли в аренду?

Мария: Это скорее миф. Насколько я знаю, здесь всегда предлагаются какие-то площади, какие-то варианты. Есть площади в зданиях, можно арендовать землю под объект или павильон. У меня никаких проблем не было. Я просто набрала номер телефона, который висел на сайте, заполнила форму заявки там же: списались, созвонились, я приехала и мы начали общаться. На согласование ушло несколько месяцев.

Сложно не с поиском места, а с предоставлением такого проекта, который бы подошел и им, и нам.

Землю мы, конечно, взяли в аренду. У нас самая обычная арендная ставка, никаких интересных подробностей я не скажу. Администрация «Розы» к новому объекту отнеслась так же, как и к другим. Мы им тематически подходим, у них здоровый образ жизни и ориентированность на молодежь, которая интересуется спортом, культурой. Мы вписались хорошо, не пришлось ничего менять. Мы просто начали создавать. Мы для них обычный бизнес, несмотря на то, что у нас в большей мере социальное предпринимательство, деятельность культурная, а не коммерческая. Конечно, хотелось бы, чтобы такие проекты поддерживались более лояльными условиями аренды. Существует социальная аренда, есть процентные условия для тех, у кого во главе угла стоит не выручка, а польза для окружающих. С этим, наверное, мне предстоит еще поработать, чтобы проект стал интересен с точки зрения развития культуры и среды, а не с точки зрения бизнеса как такового.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Александр: Мы выбирали место, которое нам подходило по площади, наличию леса рядом. Потому что те территории, которые нам предлагали на асфальте, — это совершенно не наш концепт.

Читайте также

Мы проводим здесь мероприятия, которые связаны с гимнастикой, йогой. У нас много газона, теневая сторона с лесом. Здесь мало автомобилей.

Было два варианта на выбор: либо Имеретинская низменность у моря в Олимпийском парке, либо на «Розе Хутор».

Здесь главный курорт страны, та масса людей, которая либо имеет возможность, либо уже участвует в серьезных, весомых инициативах. Аудитория помогает нам развивать наше направление, формируется творческий кластер. Здесь есть те люди, которые могут повлиять на ход событий. Здесь есть и чиновники, и бизнесмены, которые видят, как это развивается в России, что это не просто отголосок западной культуры. И Кавказ прекрасен. Поэтому мы и выбрали это место.

Как привлекали инвестиции? Есть ли план по окупаемости проекта?

Мария: Честно говоря, этот вопрос я стараюсь не затрагивать вообще, потому что у меня очень маленький опыт в бизнесе. Инвестиции у нас только свои. Вложили все, что на тот момент было.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Из-за того, что мы все делали сами, больше ценится вложенный труд, чем экономическая сторона. План по окупаемости проекта мы честно пытались составить, но сейчас живем в непрогнозируемой среде. Мы производим вещи своими руками, делаем напитки, расширяем меню, развиваем направление мастер-классов, культурной деятельности. Это помогает существовать на самоокупаемости.

На данном этапе мы существуем за счет себя, не просим сторонних средств, не ищем спонсоров и инвестиций, не просим грантов, бюджетов. Пока мы делаем это своими силами.

Я считаю, что человек, который строит точные прогнозы по поводу бизнеса или экономики в мире и стране, рискует оказаться в плену своих ожиданий. Мы просто решили делать максимум и не транжирить заработанное, а вкладывать в развитие, улучшать все для гостей. То есть закупать хорошее сырье для рисования, для напитков.

То, что вы делаете акцент не на бизнесе, а на содержании, вызывает вопросы. Это не хорошо и не плохо, но насколько для вас энергетическая, духовная составляющая важнее, чем задача отбить вложенные средства?

Александр: Мы живем в материальном мире, поэтому деньги тоже важны. Но все-таки я не могу себя назвать малодушным человеком. В стремлении к тому, чтобы это место стало счастливым, я не могу удариться в бизнес-модели. Никаких шарфиков для туристов с надписью «Россия» или сосисок барбекю не будет.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Сегодня есть технологии, которые позволяют молодым дизайнерам делать классные вещи. Мы проводим мероприятия, чтобы показать людям, что нужно привлекать в свою жизнь больше творчества. Для нас это главная цель, потому что мы хотим рассказать, как можно сделать такую постройку экологичной, комфортной. Многие называют это домом, в котором можно жить.

Все, из чего сейчас строят, — это мусор, который не разлагается, он токсичен. Мы несем свой концепт, хотим заинтересовать людей экологичным образом жизни, поменять их виденье.

Да, вы творите чудеса в отдельно взятом пространстве. А люди попадают к вам из города, многие — в состоянии стресса. «Яйцо» помогает переключиться? Что с ними происходит?

Александр: Люди начинают делиться своими мечтами. Включается внутренний ребенок, и человек рассказывает. Он видит или слышит от нас, как мы к этому пришли, и начинает брать музыкальные инструменты или говорит, что тоже когда-то хотел этим заниматься. У нас и взрослые мужчины играют на маракасах.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Либо человек начинает рисовать. Это самое, мне кажется, продуктивное, потому что весь внутренний мир сразу виден в рисунке. Круговорот мыслей и планов в голове останавливается — как будто выключили внутренний диалог.
Третий инструмент — чайная церемония. Я считаю, что китайская культура достаточно философская. Тут важно переключиться на созерцание, направить внимание на те процессы, которые происходят вокруг. В церемонии есть стихии: вода, воздух, земля, огонь. Земля – сам чай, который мы предлагаем. Вода все объединяет. Воздух – аромат, который мы вдыхаем, потому что именно аромат и вкус приводят нас к моменту, в котором мы сейчас находимся. И чаи я такие подобрал, которые многим незнакомы. К нам приходят и говорят, что знают только черный и зеленый чай. К тому же многие чай пьют с бутербродом или еще чем-то, не зная его вкус.

Меня угощали разными чаями, я наблюдал за процессами, но не понимал до того момента, пока здесь, на южном побережье, в Краснодарском крае, сам не пошел в горы на старые плантации, чтобы собрать чай.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Практически каждый отмечает нашу атмосферу. Кто-то считает ее домашней, некоторые называют космической. Например, у нас недавно была гостья, которая как будто вышла из мемуаров декабристок: жена офицера, который постоянно в командировках. Все четыре дня отпуска она находилась здесь. Каждый день приходила и говорила, что не знает больше такого места, где можно было бы сидеть, как в кафе, как в творческой мастерской, и при этом просто смотреть на горы, на закат, общаться с другими людьми. Она не просто клиент, который принес деньги. Она чувствует себя интересным собеседником. Это не тот момент, когда человеку кивают головой на его спич. Здесь стараются понять, о чем он говорит, дают обратную связь. Важен взгляд человека со стороны, который не знает каких-то твоих аспектов.

Читайте также

К нам иногда заходят и те, кому просто интересно, кто мы и почему здесь живем. Иногда заходят молодые бизнесменчики и пробуют давать нам советы. В их речах звучат и фаст-фуд, и другие привычки, которые нам не свойственны.

 

Как будет развиваться проект? Возможно ли, что подобные объекты появятся и в других локациях?

Мария: Я не люблю заглядывать далеко вперед, потому что это плодит ненужные ожидания, — я потом разочаровываюсь, расстраиваюсь. Мне больше нравится находиться в самом ближайшем будущем. Все, что мы будем делать, — это для того, чтобы улучшить то, что уже есть.

В идеале я бы хотела видеть рядом людей, которые преподают основы изобразительного искусства, основы музыкального искусства — и делают это с особым взглядом. Академические знания я очень ценю и уважаю, но у нас история больше про развитие воображения, про творческое начало человека. Это должны быть люди, которые не пытаются всё подогнать под какие-то рамки, идеалы, а хотят научить людей слушать самих себя. Нужно дать людям удочку, чтобы они ловили рыбу сами.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

В планах — создавать вокруг себя культурную среду. Например, у меня всегда была мечта работать с уличными музыкантами. Когда я путешествовала, всегда останавливалась около них. Я даже делала в свое время репортаж об уличных музыкантах, и они говорили, что сложно, когда тебя гоняют, просто потому что место может быть занято кем-то другим или это нарушение общественного порядка. Все время были какие-то препоны, которые мешали людям самовыражаться.

Например, граффити — это вообще андеграунд-искусство. Художник скорее прячется, чем показывает то, что он делает. Он стремится нарисовать и сбежать, чтобы никто не знал, что это он. Мне всегда хотелось видеть вокруг себя уличное искусство в легальном ключе, поэтому мы организовали площадку, вывели электричество наружу, чтобы любой человек, который выступает на улице, знал, что может прийти в место, где никто его не накажет и не прогонит. В ближайшее время думаем поставить щиты для художников.

Да, есть определенные условия: обязательно нужно быть трезвым, каким-то опытом обладать, навыками.

Совсем уж самодеятельность мы не любим, потому что самодеятельность без прогресса говорит о том, что человек не вкладывает в себя, не хочет развиваться, стоит на месте.

Я бы с удовольствием, конечно, расплодила такие культурные проекты по стране, может быть, даже по миру, но вы сами понимаете, что все зависит не только от меня. Нужны и условия, и единомышленники, и средства. То, что мы готовы к этому, — совершенно точно.

Антон: Если бы таких «Яиц» стало больше, я был бы только за. Это тиражируемый проект, как мне кажется. Я подписан на многие иностранные каналы на YouTube, в основном про дизайн. Я был шокирован тем, что в эту сферу вовлечены дети: какие невероятные вещи они делают, что смотрят. Я бы хотел, чтобы мой ребенок участвовал в таком проекте, приходил рисовать, заниматься творчеством. Было бы здорово, чтобы такая возможность была у как можно большего числа людей.

Другие города. Диалог. Яйцо в горах. Горы в Сочи

Из ближайшего: навес у нас появится необычный. Пространство для людей: будет тень, будет хорошо. Мы хотим, чтобы вокруг было максимально уютно. Хотим еще сделать газон, улучшить внешний вид. Чтобы музыканты здесь выступали, художники устраивали перфомансы.

Александр: Суть в том, чтобы создать уникальное пространство. Что в него вольется? Пространство само притянет. Я когда-то услышал от певца такую фразу: «Мои песни стали достоянием людей, я уже на них не влияю. Ко мне приходят какие-то песни, они происходят». Вот и к нам приходят и говорят, что у нас хорошо. Люди рассказывают, что делают, хотят присоединиться к нам. Так и начинают прорастать идеи, многие из которых сейчас находятся на стадии утверждения.

Несмотря на то что вы здесь, эта история — не Краснодарского края. В Москве или Питере больше людей, которые исповедуют эту философию. Краснодарский край нацелен на зарабатывание денег. Для большинства Сочи, Красная Поляна, Олимпийский парк — это история про деньги. У вас другой подход.

Александр: Тенденция краснодарского бизнеса для нас такая же дикая, как и мы для здешних бизнесменов. Но мы понимаем, что это имеет место быть, потому что деньги — это та энергия, которая порой людей не то чтобы ослепляет, но оставляет без права выбора, особенно когда на кон поставлено многое.

Пока мы предлагаем людям что-то непонятное, но они к нам возвращаются. В основном это здравомыслящие люди, среди них и топ-менеджеры, и фрилансеры, и бизнесмены высокого уровня, и политики — то есть, не только люди творческих профессий. Им всем здесь одинаково уютно. Да, для некоторых это дико, потому что люди даже в творчестве усматривают много корысти, интриг, которые касаются не творчества, а денег. Но, надеюсь, побывав здесь, они понимают, что во главе всего — именно творчество.
Иллюстрация: Анастасия Ростовцева

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат редакции портала "Другие города". При их использовании ссылка на источник обязательна (для интернет-сайтов – активной не закрытой от индексации гиперссылкой): "источник информации – портал Другие города. Краснодар"